Воскресенье, 19 Ноябрь 2017
ПЕРВЫЙ В РОССИИ САЙТ, ПОСВЯЩЕННЫЙ МИРОВОЙ ПОЛИТИКЕ
 

МИРОВАЯ ПОЛИТИКА: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ, ПЕРСПЕКТИВЫ


Дискуссионная трибуна
Мировая политика в лицах
Лидерство в мировой политике
Геополитические доктрины
 
Материалы
Библиотека
Сравнительная политология
Теория Мирового Политического Процесса
Работы студентов и аспирантов
 
Поиск по сайту
Авторизация





Забыли пароль?
Статистика
посетителей: 1293947
Интервью с Мариной Михайловной Лебедевой Версия для печати Отправить на e-mail
Суббота, 15 Июль 2006

Образование как национальная идея.

Интервью с Мариной Михайловной Лебедевой, профессором МГИМО, заведующей кафедрой мировых политических процессов.

Лебедева Марина Михайловна  - Мы учимся мировой политике по Вашему учебнику, а есть ли книга, которая была в своё время основной для Вас при изучении мировой политики?

 - Когда я училась, а я тоже училась в МГУ, не было ни отделения политологии, ни факультета мировой политики. Я училась на факультете психологии. Самое интересное, что не было вообще никакого учебника по мировой политике, этой дисциплины в нашей стране не существовало. Здесь, в МГИМО, преподавали историю международных отношений, дипломатическую службу, внешнюю политику. Не было учебников по мировой политике и в Штатах.

- Даже в США?!

 - Знаете, это опять-таки проблема: что понимать под мировой политикой? Если мы рассматриваем её как целостную систему, тогда у нас есть мировая политика. Если нет, тогда может быть внешняя политика США, Франции и т.д. Только после Второй мировой войны появляется, сначала у неореалистов (у Уолца), идея о том, что мир в политическом плане является целостным. Позднее Розенау стал писать о том, что внешняя и внутренняя политика связаны, потом выходит классическая книга под редакцией Кохэна и Ная: они заговорили о мировой политике. Журнал World Politics издавался где-то с 40-х годов, но это был только термин, а мировая политика как целостная дисциплина ещё не была разработана. Десять лет назад все тематические секции заседаний International Studies Association касались страноведческой проблематики. Так же работал и наш институт. Тогда были и сейчас есть кафедры Европы и Америки, востоковедения. Изучали отдельные страны и их внешнюю политику. Откровенно говоря, я не думаю, что может быть какая-то одна книжка…не думаю.

- Какие тексты в первую очередь Вы бы посоветовали прочесть тем, кто начинает серьёзно изучать мировую политику (как зарубежные, так отечественные)?

- Можно я анекдот расскажу? Старый-старый. Встречаются два товарища, идут к своему другу на день рождения и думают, что подарить. Думают, думают и ничего придумать не могут. Вдруг видят плакат: «Книга - лучший подарок!» (дело в советское время было). Ну и один из них говорит: «Слушай, а давай книгу купим?», а другой ему отвечает: «Да нет, у него уже одна есть».

Таким образом, отвечая на ваш вопрос, хочу заметить, что чем больше студенты будут читать разной литературы, тем лучше. Вы должны читать, анализировать, задавать вопросы, сравнивать, тогда вы сможете действительно ориентироваться. А если я вам скажу, что мне близко, это не поможет вам стать хорошими специалистами. Я скажу вам – читайте Лебедеву (смеётся). Мне-то, конечно, приятно будет. Но поймите - сами вы должны думать шире. Чем больше вы будете читать, тем лучше вы будете понимать и мои книги.

Вспомните Козьму Пруткова: «Специалист подобен флюсу!». И у меня есть какой-то уклон. Часто мои коллеги, даже в МГИМО, упрекают меня за то, что я слишком большой акцент делаю на Transnational Actors (негосударственных акторах), забывая при этом о государственных. А я отвечаю: я специально делаю этот акцент, чтобы показать, что они есть. А в отечественной традиции их вообще не замечали. Для того, чтобы их выделить, я делала, может быть, больший акцент, чем нужно. Я могу ещё десять раз подчёркивать, что ключевым актором является государство, НО… дальше начинать рассказывать про негосударственных акторов. Если я ещё буду много говорить про государство, то у меня в два раза учебник увеличится. Я поэтому и говорю: читайте разную литературу! Про государство вы найдёте во многих других книжках на русском языке. 

- Очень известны Ваши работы в области конфликтологии, теории и практики ведения переговоров. Как Вы перешли от этих субдисциплин к изучению общей проблематики мировой политики?

- Когда начинаешь заниматься конфликтами, переговорами, оказывается, что традиционные средства дипломатии не работают. Есть нечто иное. Буквально когда вы сегодня заходили, от меня уходила моя студентка из магистратуры, она пишет диплом на довольно интересную тему (как раз по конфликтам). В конфликтные зоны доставляется гуманитарная помощь. Сейчас стало гибнуть всё больше и больше людей, доставляющих эту помощь. Можно предположить, что конфликтов больше стало. Но, оказывается, дело не в этом. Просто сама ситуация в конфликтах стала очень неопределённой. Раньше организацией и доставкой гуманитарной помощи занимались государства, а сейчас имеют место конфликты, которые разворачиваются в зоне развивающихся стран. Им отправляют гуманитарную помощь, на их территории действуют неправительственные организации, которые начинают заниматься «приватизацией безопасности». В области безопасности главную роль всегда играло государство, а сейчас начинают создаваться некие частные агентства, обеспечивающие охрану гуманитарных миссий. То есть появляется нечто, не поддающееся объяснению через призму действий государственной системы. Что происходит? Благодаря этому вопросу я и вышла на мировую политику. Зачастую, даже в медицине, начинают лечить симптомы. Когда у нас голова болит, что мы делаем? – таблетку принимаем. Но ведь голова может болеть от гриппа, давления, менингита, список можно продолжать.

Так и в политике часто идёт симптоматическое воздействие на конфликт. Меня интересовал вопрос: что же происходит, что лежит в основе всего.

- В какой мере и в каком виде мировая политика изучалась в советское время? Могут ли сегодня быть использованы какие-то наработки советских времён?

- Здесь проблема не в том, советское время или нет. Это проблема вообще времени – активность негосударственных акторов начинает заметно возрастать только в конце ХХ столетия. Наши общеевропейские предки сделали гениальное социальное изобретение: представьте себе раздробленную Европу времён Тридцатилетней войны – все со всеми воюют и надо как-то это всё упорядочить, ведь у всех разные интересы и так далее. Они гениально придумали, предложив идею национального суверенитета. В социальном плане это изобретение сравнимо с изобретением колеса. Они придумали единицу политической жизни. Эта единичка, как атомы и элементы в химии. Были заложены всеобщие принципы внутреннего государственного устройства и принципы взаимодействия с внешним миром. Понятно, что за 350 лет это всё эволюционировало, менялось и так далее, но принципы, которые были заложены, существуют до сих пор. Европейцы распространили эту систему по всему миру, где-то через колониальные завоевания, где-то – другими способами и методами. Что же касается активизации негосударственных акторов и появления самой дисциплины мировой политики… В 90-е годы всё стало очевидно. В 70-80 годы можно было уловить тенденции. О них писали тот же Кохэн, Най, Розенау.

- А из наших авторов всё-таки кому-нибудь удалось нащупать эти тенденции?

- В 20-е годы академик Варга нащупал эти тенденции через экономику. Действительно, глобализация начинается с экономики. Но! Варга пришел к этому через идею Интернационала. Он был венгерским коммунистом, и поэтому вся его теория шла через интернационализацию. Согласно теориям марксизма и неомарксизма, транснациональные отношения возникают через классовые отношения. Поэтому разработки советского времени рассматривают проблему с другого угла зрения. 20-е годы – это просто абсолютно другая реальность.

- Продолжая тему о государственных и негосударственных акторах, хотелось бы попросить Вас выделить некую доминирующую группу среди негосударственных акторов или несколько наиболее влиятельных на сегодняшний день групп.

- Безусловно можно. Да они и известны все: те же неправительственные организации, те же транснациональные корпорации. На мой взгляд, очень интересные вещи сейчас происходят с внутригосударственными регионами, мегаполисами. Потому что здесь пересекаются многие пути. Лондон стал финансовым центром мира, курсы валют определяют Токийская, Лондонская, Нью-Йоркская биржи. Время оказывается не дискретным, оно оказывается замкнутым. В мире есть центры, играющие общемировую роль. В мегаполисах фактически происходят все мирополитические события. Почему? Потому, что здесь, как правило, находятся штаб-квартиры ТНК, а если это ещё и столицы государств, то и политические партии, государственные органы, структуры. Здесь сосредоточены все проблемы. Я не знаю ни одной, или почти ни одной, столицы мира, которая бы не имела проблем с экологией. Здесь же проблемы обороны, образования и тому подобное. Вспомните Москву и Вашингтон времён Холодной войны - это были города, которые прежде всего выстраивали противоракетную оборону.

- А какую роль играет Москва как мегаполис в контексте современной мировой политической действительности?

- О Москве рассуждать сложно… 70% денег в России проходит через Москву, множественные транспортные потоки. Экономическую роль Москвы отрицать невозможно, но о политическом лидерстве, даже на постсоветском пространстве, говорить трудно… Ведь когда мы говорим о Лондоне и Брюсселе, мы говорим о городах, которые приобретали свои ключевые роли долгие годы.  

- Как вы считаете, какая из глобальных стратегий более перспективна – современная американская, или стратегия Европейского союза? Кто вам больше импонирует?

- Политика – область, где сложно сказать импонирует или нет… Если вы имеете в виду то, что называется unilateralism, термин, который мы «переводим» корявым и длинным словом унилатерализм (американский), то я бы назвала это односторонним решением проблем. Безусловно, США является крупным политическим и экономическим центром, кстати, Най об этом писал. Тем, не менее, лидерство не даёт США возможности контролировать весь мир в целом. Опять-таки классический пример – это возникновение той же Аль-Каиды… В любом случае, современный мир настолько сложен, что ни одно государство в одиночку ничего не сделает.

Я бы даже пошла дальше и сказала, что они одна группа государств в одиночку ничего не сделает. Мир стал настолько комплексным, что приходится создавать достаточно сложные структуры для решения вопросов, куда включаются и бизнес, и неправительственные, и межправительственные организации. Примеры – саммит по проблемам окружающей среды в Йоханнесбурге, встреча по проблемам информационных технологий в Тунисе.

Понятно, что подобные структуры оказываются сложными с точки зрения принятия решений. Необходима координация, какие-то механизмы, которые будут упрощать принятие решений. Можно так усложнять процедуру принятия решений, что решение никогда не будет принято. Но учитывать, высчитывать и знать интересы других акторов необходимо.

НПО, например, имеют некоторые механизмы, которых не имеет государство. В НПО работают волонтёры, они могут просто придти к человеку и поговорить с ним – то, чего не сможет государство.

Политика Европейского союза в этой связи больше отвечает реалиям, но опять-таки и там есть проблемы, та же бюрократизация Европейского союза.

- Какое из современных направлений мировой политики Вы считаете наиболее интересным?

- Не могу выделить что-то одно, как наиболее интересное или перспективное направление. Но можно назвать направления, на которые до сих пор обращалось мало внимания, например проблема образования… мы уделяли этому мало внимания (мы – это вообще весь мир, не Россия, не МГИМО). Казалось бы, всегда говорили, что образование очень важно, что надо учиться, вспоминали Бэкона, который утверждал, что знание – сила, но часто на этом ставили точку… Взять любой значимый документ (договор), в котором рассматривается сотрудничество во всех сферах, подробно расписываются все области, за исключением образования. Хотя именно сегодня в этой области происходят интересные процессы. Например, мы можем говорить об интеграции европейского образования. Это вопрос интересен с точки зрения мировой политики, т.к. имеет политическое измерение. Игнорировать данный процесс нельзя – окажемся выброшенными из «мейнстрима». Включатся надо, но необходимо осознавать, какие есть проблемы, как их можно решить… Россия – страна большая, очевидно, что Северо-запад будет включен в процесс интеграции образования больше, чем Дальний Восток. Мобильность «Владивосток-Париж» практически невозможна (дорогие билеты и т.д.). Рассуждая таким образом, можно наметить несколько вариантов решения данной проблемы. Во-первых, Владивосток начинает сотрудничать с Кореей, Японией, США…В результате чего, часть России ориентируется на европейское пространство, часть – на американское. Разрыв общеобразовательного пространства налицо, а за ним может последовать разрыв и других пространств. Часть российской элиты оказывается включенной в европейскую элиту, в то время как коллеги из Владивостока относят себя к другой группе, к другой элите. Возможен и иной сценарий: тот же Владивосток начинает играть роль посредника между разными образовательными системами, причем европейская система является лишь одной из сторон. Многие не понимают значения проблемы образования для современной России. Наша страна всегда гордилась высоким научным, образовательным потенциалом. Это прекрасно! Пусть здесь мы будем великой державой, будем поставлять миру интеллект. Куба сделала ставку на развитие медицины и много добилась. Почему мы, при наличии высокого потенциала, не можем последовать подобному примеру, способствовать развитию образования, добиваться успехов, хотя бы в той же медицине. Можете назвать это национальной идеей…. По крайней мере, трудно будет найти человека, который скажет, что образование это плохо, и не надо этим заниматься…Образование объединяет всех людей, не зависимо от конфессии, национальности. 

 - Какие значимые достижения в области изучения мировой политики в последние годы вы бы выделили (отечественные и зарубежные)?

- Как научная дисциплина мировая политика возникла совсем недавно. На сегодняшний день продолжаются споры, центральным вопросом в которых является выяснение того, что есть мировая политика, а есть ли вообще мировая политика… Сложно в связи с этим говорить о конкретных достижениях данной научной отрасли. Об этом трудно говорить вообще применительно любых социальных наук. Можно отметить существование социальной практики. Например, наши предки изобрели национальный суверенитет, - что само по себе является показателем этой практики. Определяя заслугу мировой политики в данном контексте, отмечу выход на многоуровневый подход в решении определенных задач. Многоуровневость и есть основное достижение!

- Вы писали о влиянии современных технологий на мировую политику. Как Вы считаете, насколько сильно интернет влияет на современное политическое развитие мира?

 - Совсем иным стало общение в Интернете, нет границ, время идет по-другому… Раньше, бывало везешь статью из одного конца города в другой… сейчас, благодаря Интернету, взаимодействие идет в ином формате…совсем по-иному строятся отношения между субъектами взаимодействия… НПО перестраиваются, теряют свою организационную структуру. С развитием современных информационных технологий появляется такой феномен как флеш - мобилизация, характерный для многих НПО. Одновременно наблюдается изменения в структуре организаций, она становится более аморфной, возникают проблемы разного характера, например, с кем вести переговоры… То есть появляется много нового…

- Как информационные технологии и Интернет могут способствовать изучению мировой политики и проведению научных исследований в этой области?

- Сегодня в изучении мировой политики Интернет играет такую же роль, как и в изучении других дисциплин. Информационные технологии дают доступ к огромному потоку новостной информации. Можно отметить существование специальных поисковых систем для отслеживания, вылавливания необходимой информации, с исследованием неофициальных сайтов, разных чатов, в результате чего создается наиболее полное видение интересующей нас проблемы.

 - Марина Михайловна, как вы считаете, информационные технологии и интернет могут способствовать изучению мировой политики и проведению научных исследований посредством проведения Интернет-конференций?

- Конечно, Интернет и современные информационные технологии будут и уже помогают изучению мировой политики и проведению научных исследований. Вы знаете, я участвовала в Интернет-конференции, конечно, можно сказать, что это недостатки скорее технические, однако там часто звук и видео чуть-чуть запаздывают. Информация получается не синхронизированной. Складывается ощущение нехватки элементарной частички человеческого общения.

- Спасибо за то, что побеседовали с нами. Чего бы Вы хотели пожелать нашему сайту?

- Самое главное – желаю успехов в Вашем начинании.

- Спасибо большое, Марина Михайловна.
 
- Вам спасибо.
 
Свежие публикации

Top!