суббота, 29 апреля 2017
ПЕРВЫЙ В РОССИИ САЙТ, ПОСВЯЩЕННЫЙ МИРОВОЙ ПОЛИТИКЕ
 

МИРОВАЯ ПОЛИТИКА: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ, ПЕРСПЕКТИВЫ


Дискуссионная трибуна
Мировая политика в лицах
Лидерство в мировой политике
Геополитические доктрины
 
Материалы
Библиотека
Сравнительная политология
Теория Мирового Политического Процесса
Работы студентов и аспирантов
 
Поиск по сайту
Авторизация





Забыли пароль?
Статистика
посетителей: 1223474
Интервью с Павловым Юрием Михайловичем Версия для печати Отправить на e-mail
среда, 05 июля 2006
Интервью с Павловым Юрием Михайловичем

Павлов Юрий Михайлович-Расскажите, когда Вы пришли на кафедру, какой путь проделали до этого?

- Перед политологическим отделением поставили достаточно жесткие условия: чтобы заведующий кафедры не был научным коммунистом (чтобы он не работал на кафедре научного коммунизма). Я подходил на должность заведующего кафедры, поскольку я работал на кафедре социальной философии и по коренному образованию я -востоковед-индолог. Кафедру истории и теории мирового рабочего и коммунистического движения закрыли, а мне предложили думать, что сделать на основе этой кафедры. Я предложил создать кафедру теории мирового политического процесса, и она была создана. В 1995 году мною была выпущена программа по теории мирового политического процесса, на основе которой уже 11 лет читаются лекции по данной дисциплине и проводятся семинарские занятия. Это была первая программа по теории мирового политического процесса. В основе ее создания лежит идея о необходимости новой синтетической дисциплины, которая бы включала элементы политологии, экономики, философии, социологии, истории, права. Необходимость разработки программы, отличающейся синтетическим характером, во многом обусловлено недостатком исследований закономерностей мирового политического процесса, повторяемости и др.

-Как Вы считаете, насколько тогдашняя работа кафедры была близка к тому, что сегодня входит в сферу исследований мировой политики?

- Такие приоритеты, как изучение интеграции и дезинтеграции, единства общения и обособления, основных тенденций, законов мирового политического процесса, существенным образом не изменились. Как при разработке программы, так и в процессе преподавания я никогда не исходил из того, что есть один взгляд на проблему (например, что существует один единственно правильный реализм и больше ничего), всегда учитывал то, что в философии называют антиномией. Таковым было мое кредо. Я не являюсь сторонником той точки зрения, что в мире происходит только интеграция, я считаю, что процесс протекает гораздо сложнее. Я обозначил более широко субъекты мирового политического процесса. Раньше рассматривались только государства, потом особое внимание уделяли ТНК, сейчас в перечень субъектов мирового политического процесса включены правительственные, неправительственные организации. Кроме того, в качестве субъектов мирового политического процесса необходимо рассматривать и цивилизации, и диаспоры, и мафии, и целый ряд международных террористических организаций. Без всей сложности взаимодействия многочисленных субъектов невозможно понять мировой политический процесс. Последнее время считаю необходимым уделять большое внимание глобализации, альтерглобализму, в том числе как он проявляется во всех религиозных конфессиях, подробно рассматривать такие организации, как, например, ВТО. Всемирной торговой организации давались разные оценки. Касательно отношений России и ВТО, я давно говорил, что мы плохо подготовились к вступлению в эту организацию… Программа по теории мирового политического процесса была опробирована мной как за рубежом, так и в России. Иностранные коллеги (на конференциях в разных странах) давали высокую оценку теоретичности этой программы. На лекциях я всегда привожу примеры, но считаю, что фундаментальное знание (знание закономерностей мирового политического процесса) должно быть на первом месте. Помимо этого я читаю такой же курс в Дипломатической академии, в других университетах. Конечно, появляются новые моменты, тот же альтерглобализм, уменьшилась роль партии, хотя первоначально в программе рассматривалась роль партии… Но сейчас партии в целом подвергаются все большей критике, многие авторы считают, что партии отжили свой век, что явно прослеживается тенденция сетевого управления. Программа корректировалась и корректируется с учетом этих изменений.

-Изучались ли в советское время современные западные подходы к мировой политике и международным отношениям (структурный реализм, неолиберальные подходы)?

- В годы советской власти велось достаточно активное изучение западных подходов к мировой политике и международным отношениям. Не редкими были встречи со многими деятелями современности, в основном они проходили за рубежом. В силу того, что литература, посвященная проблемам мировой политики, международным отношениям, если и выходила, то очень малым тиражом, большую роль играли такие источники информации, как материалы ТАСС, письма корреспондентов и др. Конечно, специалисты Университета имели доступ к источникам, даже выходившим небольшими тиражами. Я работал в библиотеке ООН, имел возможность пользоваться хорошей литературой. Нельзя сказать, что мы отставали в области исследований от западных коллег. Так, например, немецкие специалисты, читая лекции российским профессорам (уже после перестройки), удивлялись глубине знаний наших ученых во многих вопросах.

-Что Вы считаете главным достижением кафедры за годы ее работы?

- В годы существования кафедры истории и теории мирового рабочего и коммунистического движения мы тесно взаимодействовали с комитетом по международным вопросам Государственной Думы, не однократно выступали на ежемесячных заседаниях. Специалисты кафедры участвовали в многочисленных конференциях, сотрудничали с Университетом Дружбы народов по проблемам диалога цивилизаций. Старт, который был дан фундаментальным исследованиям, развитию знания высокого уровня обобщения – вот главное достижение кафедры.

- Как Вы думаете, какие разработки кафедры истории и теории международного рабочего и коммунистического движения могли быть использованы сегодня?

- Сейчас происходит своеобразная реставрация марксизма, особенно она заметна в Латинской Америке, где особенно усилились левые движения. Может быть я пойду вопреки сложившимся мнениям, но, я считаю, что было разделение властей в СССР между компартией и остальными органами исполнительной власти…и это одна из наших проблем, которая остается. Мы должны изучать опыт Китая, который сохранил свою компартию, насчитывающую 60 млн. человек. Бзежинский в свое время писал, что когда исчезнет компартия, распадется Советский Союз… Я не за то, чтобы восстанавливали компартию в прежних масштабах… Но нельзя забывать о том, что существуют как живые, так и мертвые традиции, и мертвые нужно отбросить, а живые оставить! Например, до сих пор коммунисты сохраняют власть в штате Западная Бенгалия, имеют определенное влияние во Вьетнаме, в таких странах, как Бразилия, Чили, Аргентина, Парагвай. Тогдашняя проблематика кафедры, не смотря на заидеологизированность, отвечала реалиям времени. Сейчас левый фланг в целом нуждается в более пристальном внимании со стороны исследователей. Бзежинский писал, что социализм имеет глубинные корни, отбрасывать его нельзя, потому что проблемы неравенства, социальной несправедливости вечные для человечества, на которые нельзя не обращать внимания. В нашей же стране с водой выплеснули и ребенка! И если кафедра истории и теории международного рабочего и коммунистического движения занималась этими проблемами, на сегодняшний день данные вопросы недостаточно освещаются. Я ни в коем случае не хочу абсолютизировать роль левых движений. Наука есть наука, и надо смотреть правде в глаза, что происходит в мире, а не прятаться от мира и воспринимать его так, как хочется. Я ни за правых, ни за левых, просто должен быть научный взгляд на реальные сложные процессы, которые происходят в современной жизни. Смотреть трезво на вещи, а не только через призму, например, подавления левого движения, борьбы с ним. Руководитель ЦРУ говорил, что если я уберу свою агентуру из американской компартии, то ее численность сократится в четыре раза.

- Каким образом создавалась кафедра мирового политического процесса? Как возникла сама идея?

- После расформирования кафедры международного рабочего и коммунистического движения образовался своеобразный вакуум. Так как роль международных отношений росла, с крахом социализма требовалось все более широкое знание международных проблем, а института, специализирующегося на международных отношениях в МГУ не было, сложилась объективная потребность создания новой кафедры. Ученый совет принял решение о создании кафедры теории мирового политического процесса, а я возглавил новую кафедру.

- Что нового в содержании работы кафедры теории мирового политического процесса в сравнении с кафедрой комдвижения?

- Все методологические подходы, которые использовались в работе кафедры истории и теории международного рабочего и коммунистического движения, учитываются и после, того, как была создана кафедра ТМПП. Категориальный аппарат дисциплины еще не вполне соответствует действительности. Я много занимался отработкой категориального аппарата. Новые термины (нетократия и др.) должны отражать реальную действительность.

-Что отличает теорию мирового политического процесса от мировой политики как научной дисциплины?

- Мировая политика базируется на силе, ее отличает большое «двойное дно» - говорится одно - делается другое… Что касается теории мирового политического процесса, то она разоблачает двойственность, выявляет сущность всех процессов и явлений. А что важно для данной дисциплины? – Это проблема деидеологизации. Так, Америка, например, считает правильным то, что выгодно этой стране, и открыто демонстрирует это. Другие страны, более закрытые (Китай), не показывают своей подлинной политики. Наука старается делать так, что не интересы и выгоды отдельных стран, а подлинность политического процесса становится приоритетом в исследованиях. Теория мирового политического процесса должна избегать идеологизации.

- Можно ли говорить о школе изучения мировой политики в Московском университете, и каковы особенности этой научной школы?

- Конечно, такая школа есть! И особенности ее – научность, философичность. Это школа высшего уровня обобщения. Преимущество Университета – в создании теории. МГИМО больше занимается страноведением, Университет более теоретичен, более глубинен. На основе же такого знания всегда есть возможность предсказывать развитие тех или иных событий, критиковать МИД с точки зрения научности. МГУ всегда выступал основой теоретических знаний. Философия большего круга обобщения дает такое знание, простое изучение фактов – не дает. Плюс мы контактировали с разными факультетами (историческим, экономическим). Мы видим сущность! В этом большое преимущество. Конечно, другие центры имеют свои преимущества, но тот же МГИМО ангажирован, МГУ – нет. Школа Московского университета дает глубинные ответы на вопрос, что происходит в мире.

- Какие направления исследований мировой политики и международных отношений видятся Вам наиболее перспективными сегодня?

- Все направления перспективны! …и законы, и тенденции мировой политики, и взаимодействие экономики и политики, и др. Многое сделано, многое проработано. Создание политологического отделения – большой плюс. В области политологии сделан «тигриный прыжок»! Наш факультет сыграл значительную роль в этом процессе. Существовали марксистские, иные подходы… Сейчас подходы расширены. Мы впереди мировой науки.

- Как вы думаете, каким образом современные информационные технологии, прежде всего, интернет, могут способствовать развитию знания о мировой политике и международных отношениях?

- Интернет, с одной стороны, большая помойка. Но не надо быть ретроградом, отказываться от современных технологий, т.к. определенную пользу они все-таки несут. В политической науке большую роль играет развитие аналитики, роль мыслителя… Либерализм, демократия разрушали многие отрасли промышленности, мы утратили авиастроение, химическую промышленность. Еще Панарин говорил, что традиции – то, что может и должно сохранить наше общество. Я всегда писал о традициях, сейчас мы разрушили ряд традиций… Существует идеациональная культура (культура духовности, сочувствия) и чувственная культура (культура потребления, консюмеризма). Мир не может работать по западной модели (на основе культуры потребления). Идеациональная модель может помочь решить острые вопросы современности. Надо приближаться к гармонизации мира!

Идеациональная культура – проблема современной мировой политики. Уделяя данной проблеме должное внимание мы сможем найти решение многим проблемам человечества (дефицит ресурсов и другое). Альтерглобализм слаб в России, но ставит эти актуальные вопросы. Население России мало политизировано (возможно к счастью для российского правительства), даже в сравнении с Европой. Но надо решать проблемы. Россия сама должна организовать свое пространство, пусть не в рамках бывшего СССР, а в других рамках. Государства Китай, Индия являются самодостаточными, в ЕС Россия никому не нужна (может быть только как уборная)… Нужно привлекать какие-нибудь другие страны…

- Что бы Вы могли пожелать нашему интернет-проекту?

- Прежде всего видеть наши публикации. В последнее время я написал несколько статей о роле государства, о социальном пространстве… Хочется подчеркнуть значение международных конференций. Философский факультет принимает участие в работе ЮНЕСКО. Надо лучше организовывать взаимодействие на международном уровне, общение с представителями других государств. Студенты могут делать переводы, теснее взаимодействовать с преподавателями. Значение международных контактов велико, но студенты должны самостоятельно лучше разбираться в мировой политике, так как сейчас студенты не всегда понимают, что происходит в мире. Мне представляется необходимым создания курса, посвященного взаимодействию России со странами СНГ... Многое можно сделать, но не все, к сожалению, зависит от нас.

 
Свежие публикации

Top!