Вторник, 21 Ноябрь 2017
ПЕРВЫЙ В РОССИИ САЙТ, ПОСВЯЩЕННЫЙ МИРОВОЙ ПОЛИТИКЕ
 
Главная arrow Геополитические доктрины arrow Стратегия взаимодействия России и Малой - Геополитическая стратегия Российской Федерации (Ч. III.1)

МИРОВАЯ ПОЛИТИКА: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ, ПЕРСПЕКТИВЫ


Дискуссионная трибуна
Мировая политика в лицах
Лидерство в мировой политике
Геополитические доктрины
 
Материалы
Библиотека
Сравнительная политология
Теория Мирового Политического Процесса
Работы студентов и аспирантов
 
Поиск по сайту
Авторизация





Забыли пароль?
Статистика
посетителей: 1295060
Стратегия взаимодействия России и Малой - Геополитическая стратегия Российской Федерации (Ч. III.1) Версия для печати Отправить на e-mail
Воскресенье, 27 Февраль 2011

Волошин А.И.,
Алексеева З.И., Беляева Н.А., Витвицкая А.А., Бичай Е.С., Головлева Е.А., Гревцова Д.В., Жукова Д., Иванова А.В., Иванова А.А., Ивлев Е.А., Карклин К.А., Ким А.М., Козьменко Э.А., Колчев Е.В., Косарук Д.В., Косолапов И.А., Купрюхина И.В., Мельникова Д.С., Мочалова Н.А., Писарчук Д.И., Самойлова З., Табаков В.А., Тверитина А.А., Школьная А.С.

Часть III. Россия и Азия - Геополитическая стратегия Российской Федерации

Стратегия взаимодействия России и Малой Азии (Ч. III.1) 

Малая Азия — общая характеристика

Исторически Малая Азия (или Анатолия) — полуостров, где находится современная Турция. Но в современном понимании Малой Азией можно называть часть Ближнего Востока, от Турции до Ирана. Это произошло из-за многовариантности названий азиатских регионов. Так, Западной (или Передней) Азией принято называть часть континента, охватывающую Малую Азию (азиатская Турция), Армянское и Иранское нагорья, Аравийский полуостров, Месопотамию, Палестину; Средней Азией — территорию от Каспийского моря на западе до границ с Китаем на востоке и от Арало-Иртышского водораздела на севере до границы с Ираном и Афганистаном на юге. Но чтобы отделить не арабские страны (Иран, Турция, Закавказье) от арабского мира, все чаще используют термин Малая Азия.

Малая Азия представляет собой один из наиболее значимых экономических районов мира, прежде всего, по энергетическому потенциалу — в районе Персидского залива находятся богатейшие запасы энергоресурсов. Также данный регион представляет собой важный транзитный узел, находясь на пересечении торговых путей между Европой и Азией. В последние годы, наряду с упомянутыми традиционными плюсами для региона, добавились новые. Например, в Стамбуле стремятся создать один из мировых финансовых центров. Развивается туризм. Свидетельством экономического развития стран региона является постоянный рост ВВП, который не остановился даже в мировой экономический кризис 2008-2009 гг.

В тоже время, рассматриваемый регион отличается повышенным риском. На протяжении последних десятилетий в регионе велись войны, причем и с участием международных сил. Были объявлены санкции и торговые эмбарго к некоторым странам. Неоднократно нарастала напряженность в межконфессиональных отношениях (отношения ветвей ислама — шиитов и суннитов), а также межэтнические противоречия (проблема курдов). Все эти обстоятельства сказывались на развитии региона.

Можно сказать, что и в экономическом, и в политическом, и в этноконфессиональном плане регион представляет собой сосредоточение противоречий. В центре этих противоречий лежит Иран. Иранская экономика — крупнейшая экономика региона и входит в двадцатку крупнейших экономик мира. Иран обладает крупнейшей в Западной Азии и Исламском мире экономикой и является одним из наиболее технологически развитых государств региона. Иран располагается в стратегически важном регионе Евразии и располагает крупными запасами нефти и природного газа, а также ведёт разработку собственной ядерной программы.
Среди стран Малой Азии можно выделить Иран и Турцию. В 1979 году Иран стал единственной в своем роде исламской республикой, когда после свержения монархии политическую власть в стране получили религиозные деятели во главе с аятоллой Хомейни. Затем последовала восьмилетняя кровопролитная война с Ираком, пагубно сказавшаяся на уровне жизни, некогда высоком благодаря богатейшим запасам нефти. В 2002 году президент США Буш объявил Иран частью "оси зла". США обвиняют Иран в разработке ядерного оружия и подрывной деятельности против американцев в Ираке.

Другой ключевой игрок в регионе — Турция. После распада СССР одним из ключевых игроков, соперничавших за влияние, продвижение своих интересов в Центральной Азии, стала именно Турция. Анкара видела свою роль как государства-моста между Западом и Востоком, как представителя своих западных партнеров в Центральной Азии.

1. Стратегия

Среди немногих государств, которые сегодня активно пытаются сблизиться с Россией, заметное место занимает Исламская Республика Иран и Турция. Тем не менее, при разработке и реализации внешнеполитического курса в южном направлении необходимо учесть, что для России эти страны имеет значение, которое трудно переоценить. Оно определяется тем, что Иран занимает стратегическое положение, связанное с его западной границей с Турцией и Ираком, с восточной — с Афганистаном и Пакистаном. На юге Иран имеет выход в стратегически важный Персидский залив и, соответственно, в Мировой океан, а на севере ему принадлежит южный сектор акватории Каспийского моря. Здесь же он граничит с новыми закавказскими государствами — Азербайджаном, Арменией, а также Туркменистаном. Иран занимает второе место в мире по подтверждённым запасам природного газа. Наличие в недрах страны больших запасов нефти и газа, значительного промышленного потенциала объективно превращают Иран одновременно и в партнера, и в конкурента России.

Турция же является важным партнером России в обеспечении безопасности на Северном Кавказе. Немаловажным является и экономический фактор. На Ближнем Востоке — Турция основной торговый партнер России, участвующий совместно с Россией и в круцпных инфраструктурных проектах.

В целом, Иран и Турция являются важными участниками международных отношений не только в региональном, но и в глобальном масштабе. Последнее напрямую связано с ядерной программой Исламской Республики Иран, которая, после стагнации в 1980-е годы, вновь была активизирована и в настоящее время является основной причиной для очередного кризиса в районе Персидского залива. При этом вопрос о статусе Ирана и праве его (а следовательно — и иных государств) на мирный атом стал одним из главных вопросов международных отношений на современном этапе. Турция же играет весьма значительную роль в НАТО, являясь форпостом организации на границах Азии и Европы.

Стратегия России в отношении стран Малой Азии должна заключаться в выработке концепции стратегического партнерства с Турцией и Ираном, усилении своего влияния на эти страны путем углубленного экономического сотрудничества и внешнеполитического взаимодействия.

Вырабатывая перспективную политику в Малой Азии, следует учитывать, что в этом регионе помимо российско-американских сталкиваются и американо-европейские интересы. В любом случае сбалансированная политика в Малой Азии предполагает хотя бы минимум солидарности с основными игроками, с США, Евросоюзом и Китаем.

2. Механизмы реализации стратегии

В данном случае необходимо различать механизмы реализации стратегии в случае с Ираном и Турцией.
Реализация стратегии с Ираном:
1. Выстраивание стратегических отношений с упором на экономику.
2. Разграничение сфер влияния с Ираном.
3. Роль «посредника» в отношении Ирана и Запада.

Реализация стратегии с Турцией:
1.Выстраивание общей политики с Турцией в регионе.
2. Участие Турции в масштабных инфраструктурных проектах.
3.Подписание с Турцией договора о стратегическом партнерстве.

3. Интересы

Тут также необходимо различать механизмы реализации стратегии в случае с Ираном и Турцией.
Интересы на иранском направлении.
1. Недопущение превращения Ирана в державу с ядерным оружием.
2. Получение от Ирана права принимать участие в крупных экономических проектах.

Интересы на турецком направлении:
1. Отказ Турции от проектов, направленных против российских интересов (проект НАБУККО, другие экономические интересы).
2. Поддержка Турцией российских инициатив в регионе.

4. Механизмы реализации интересов

Рассмотрим аргументы, по которым России следует поддержать «жесткую линию» по отношению к ядерной программе Ирана:

  1. Поддержка Россией жестких мер в отношении Ирана приведет к нормализации отношений со странами Запада и прежде всего с США.
  2. Поддержка Россией жестких мер в отношении Ирана послужит углублению отношений с другим важным региональным игроком — Израилем.
  3. Поддержка Россией жестких мер в отношении Ирана с большой долей вероятности приведет к началу режима санкций, что поставит Иран перед необходимостью срочного пересмотре своей политики в области создания ядерного оружия.
  4. Поддержка Россией жестких мер в отношении Ирана позволит России требовать ответных уступок от США и стран ЕС в более значимых для российском внешней политике областях.

Теперь рассмотрим аргументы, по которым России должна придерживаться политики «мягкого давления» на Иран.

  1. Проведение Россией политики «мягкого давления» по отношению к ядерной программе Ирана позволит реализовать крупные российско-иранские экономические проекты.
  2. Проведение Россией политики «мягкого давления» по отношению к ядерной программе Ирана способствует укреплению авторитета России в исламском мире.
  3. Проведение Россией политики «мягкого давления» по отношению к ядерной программе Ирана позволит укрепить стратегические отношения с Китаем, который также выступает против введения санкций.
  4. Проведение Россией политики «мягкого давления» по отношению к ядерной программе Ирана позволит России проводить более обособленную от внешних воздействий политику, что характеризует желание России играть более весомую роль в качестве глобального геополитического актора.

5. Угрозы

Но на пути сближения России с Ираном существует ряд сложных проблем. Это, прежде всего необходимость не портить отношения с Западом, особенно с США, которые, считая Иран пособником международного терроризма (другой вопрос, насколько эти обвинения обоснованны), всячески препятствуют ему в налаживании нормальных связей с остальным миром, в том числе с Россией. Поэтому в отношениях с Ираном Россия вынуждена действовать с оглядкой на Запад.

Немаловажное значение имеют опасения с российской стороны и угрозы исламского экстремизма, рецидивы которого время от времени характерны для Ирана.
Турция же имеет слишком много отличных от России интересов. Тут и отношения со странами Закавказья, с Ираком, с ЕС. Интересы России и Турции входят в противоречие гораздо чаще, чем российско-иранские интересы.

6. Конфликтный потенциал

Турция активно пыталась застолбить за собой статус альтернативного России моста между Европой и Азией, что предполагало позиционирование Анкары как окна на Запад для закавказских стран. У России должны вызывать обоснованные опасения потенциальные «экспансионистские» амбиции турецкого руководства в северо-восточном и северном направлениях. Возможный уход России из Закавказья рождает у Турции искушение обрести своего рода трамплин для распространения влияния на тяготеющем к ней этнически и конфессионально огромном пространстве Центральной Азии. Реализация такой идеи привела бы к скорому появлению в этом регионе сверхдержавы, людской и экономический потенциал которой был бы сопоставим с потенциалом России.

Желание Анкары превратить Кавказ через Балканы и Турцию в своеобразные ворота между Европой и Азией в конечном итоге отстраняет Россию от полноценного участия в региональном сообществе. Евроазиатское взаимодействие без России означало бы для последней, во-первых, потерю влияния на постсоветском геополитическом пространстве (Кавказ и Центральная Азия), во-вторых, окончательную изоляцию от мирового интеграционного процесса.

Эксперты также убеждены, что, несмотря на тесные торговые связи, Россия и Иран не являются естественными дипломатическими партнерами. Подходы двух государств совпадают в нескольких пунктах, в том числе в отрицательном отношении к свергнутому режиму талибов в Афганистане и неистребимой подозрительности по отношению к американским, турецким и пакистанским амбициям в Центральной Азии.

С другой стороны, в нескольких важных областях цели России и Ирана расходятся. Это касается, в том числе, разработки энергоресурсов и экспортных маршрутов. Российские и иранские дипломаты уже несколько лет обсуждают вопрос о территориальном разделе Каспийского моря. Кроме того, страны являются конкурентами в вопросе о намечаемом строительстве трубопроводов. Несмотря на то что Россию и Иран объединяет общее стремление к сдерживанию растущего влияния США в каспийском регионе, их соперничество друг с другом в борьбе за общих клиентов, вероятно, помешает координации политических усилий в этой области в ближайшие несколько лет.

Геостратегические претензии России на Ближнем Востоке не обязательно будут способствовать укреплению связей между двумя странами. В советский период связи Москвы с саддамовским Ираком были лучше, чем с Ираном, и эта динамика, по-видимому, не претерпела изменений. Как и в случае отношений с Ираном, российская дружба с Ираком проявляется в экономической сфере, свидетельством чему служат обширные связи иракского правительства с российскими энергетическими и строительными компаниями. В Иране роль России в энергетическом секторе страны минимальна, а участие российских специалистов ограничивается, главным образом, строительством атомной станции «Бушер».

Интересы России и Ирана также весьма часто сталкиваются по вопросам цен на сырую нефть, несмотря на то, что оба они являются крупнейшими экспортерами нефти и экономически нефтезависимыми странами. Россия ясно выразила желание занять более весомое место на нефтяном рынке, в то время как Иран — обычно всегда агрессивно поддерживающий снижение добычи с целью сохранения цен.

Таким образом, отношения Москвы и Тегерана носят характер временного союза и не вызваны геополитической неизбежностью. Однако естественный симбиоз двух стран практически ограничивается поставками российских вооружений в Иран в обмен на деньги. По сути дела, в том случае, если отношения США и Ирана нормализуются, Тегеран будет склонен не обхаживать Москву, а противостоять российской политике.

7. Исторические разногласия

Отношения между Турцией и Россией имеют долгую историю. Как утверждают историки, официальные дипломатические отношения между Турцией и Россией начались в 1492 году. С момента установления первых официальных контактов Российского государства с Османской империей в конце XV века и до начала XX века отношения между двумя странами характеризовались во многом острым соперничеством на Черном море, Кавказе и Балканах, нередко приводившем к военным конфликтам. Исторически Россия и Турция воспринимали друг друга как противников, угрожающих их безопасности.

В первой мировой войне две империи входили в противоборствующие коалиции и вели активные военные действия друг против друга в восточной части малой Азии. Итогом первой мировой войны стало полное поражение и Российской Империи, и Османской империи. Революции, положившие конец обеим империям, коренным образом изменили внутреннее и международное положение этих стран. После Октябрьской революции 1917 года рухнула Российская Империя и образовался СССР. В Турции начался подъём национально-освободительного движения во главе с Мустафой Кемалем. В 1923 году была провозглашена Турецкая Республика, и Османская Империя тоже прекратила своё существование.

Первым государством, официально признавшим Турецкую Республику, стал РСФСР. Первыми внешнеполитическими актами правительства Мустафы Кемаля стало обращение к Советской России с предложением заключить договор о дружбе и просьба предоставить материальную и военную помощь. Советское правительство незамедлительно удовлетворило просьбу турецкой стороны. Это означало большое изменение в отношениях двух государств. Турецко-российские отношения получили особенно активное развитие после образования в 1923 году Турецкой Республики. Таким образом, после эпохи империй, в начале XX века, в истории обеих стран начался новый период. Вплоть до конца второй мировой войны отношения между СССР и Турецкой Республикой поддерживались на достаточно высоком уровне сотрудничества.

Ситуация резко изменилась после окончания второй мировой войны. Во время второй мировой войны Турция сохраняла нейтралитет, однако пропускала в Черное море немецкие корабли, продавала Германии стратегическое сырье. После окончания войны возник кризис в отношениях СССР и Турции, связанный с денонсацией советским правительством двусторонних соглашений и территориальными претензиями СССР. Турция, желая найти в лице западных стран поддержку и имея рядом такого грозного соседа, как СССР, пошла на сближение с Западом и США и вступила в НАТО. Таким образом, Турция вошла в западный блок, и две страны оказались в двух противоборствующих лагерях.

Отношения между двумя странами ухудшались в середине XX века. Они вступили в полосу «Холодной войны». И лишь с ее окончанием начался новый этап российско-турецких отношений.

История отношений России и Персии также не проста. В прошлом они не раз воевали друг с другом. Россия значительно расширила свои владения в Закавказье, потеснив Иран. После распада СССР появились идеи создания под эгидой Ирана "исламской конфедерации" в составе Азербайджана, Узбекистана, Казахстана, Туркмении и Таджикистана. Не прибавили теплоты в общении Москвы и Тегерана события в Афганистане и Чечне.

Таким образом, всегда будут существовать разные интересы у ключевых акторов в регионе. И Россия, и Турция. И Иран будут пытаться доминировать на всем пространстве Ближнего и Среднего Востока.

8. Потенциал сотрудничества

Перспективы ирано-российского сотрудничества сейчас выглядят более туманно. Отношения Ирана и России после периода сближения, в последний год заметно охладели. Это связано прежде всего с желанием России нормализовать отношения со странами Запада. Как свидетельство новой политики в отношении Ирана — отказ от поставок С-300 и поддержка санкций в отношении исламской республике в Совете безопасности ООН. В свою очередь, Иран в лице высших государственных лиц сделал ряд резких заявлений относительно позиции России. Однако в среднесрочной перспективе отношения между Россией и Иране должны вновь нормализоваться. Ирану не выгодна конфронтация с Россией, так как в этом случае он остается даже без ситуационных союзников в геополитическом противостоянии с Западом. Возможность же улучшения отношений Ирана с Западом — весьма мала. Россия также заинтересована в Иране, прежде всего учитывая гигантский потенциал развития иранской экономики. В случае ее развития Россия имеет возможность стать главным партнером по модернизации инфраструктурных отраслей Ирана.

Что касается турецко-российских отношений, то в них перспективы еще более оптимистичные. За последние годы Россия и Турция сумели наладить такое сотрудничество, которое не акцентируется на противоречиях. В результате, Россия и Турция — одни из наиболее успешных торговых партнеров. Даже, когда интересы стран пересекаются, как в Закавказье, Россия и Турция стараются соблюсти баланс интересов. Причем редкие разногласия получают публичную оценку со стороны официальных лиц. И Россия, и Турция уже успели ощутить плюсы таких отношений и в среднесрочной перспективе не наблюдается роковых противоречий, которые могли бы изменить ситуацию в негативном ключе.

Источники

  1. Мамедова Н. Состояние и перспективы развития экономических отношений России и Ирана // Иран сегодня: научное, культурное и историческое издание Культурного представительства при Посольстве Исламской Республики Иран в Российской Федерации. М., 2006. № 1.
  2. Санаи М. Ирано-российские связи: проблемы и перспективы // "Россия в глобальной политике". № 2, Март -Апрель 2007
  3. Файзулаев Д. Российские интересы в Иране //Азия и Африка сегодня. Институт востоковедения, Институт Африки РАН. М., 2006. № 6.
  4. Казанцев Ю. И. Международные отношения и внешняя политика России (ХХ век). — Р.-н.-Д.: Феникс; Новосибирск: Сибирское соглашение, 2007.
  5. http://russian.eurasianet.org/departments/business/articles/eav032702ru.shtml
  6. http://www.rg.ru/2008/05/06/margelov.html

Россия в Центральной Азии: стратегия воздействия

Распад СССР и образование новых независимых государств закономерно привели к формированию кардинально новой геополитической ситуации в Центрально-азиатском регионе, включающем Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан. Специфика региона Центральной Азии состоит в том, что, несмотря на его кажущуюся периферийность, в нем пересекаются интересы крупнейших держав мира, а также других секторов международного взаимодействия. Само географическое положение Центральной Азии определяет ее геополитические векторы. На востоке расположены Китай и страны Азиатско-тихоокеанского региона; на юге — Афганистан, страны Ближнего Востока и ряд других исламских государств; на западе и на севере — Кавказ, Турция, Европа, Россия.

В Центральной Азии переплетаются интересы Российской Едерации, Соединенных Штатов Америки, Китайской Народной Республики, а также Турции, Индии, Ирана, Пакистана, Афганитстан, и государств Европейского Союза.

1. Стратегия. Чем выгодны для России отношения с Центральной Азией на долгосрочную перспективу?

Рассматривая стратегию национальной безопасности РФ до 2020 года, можно выделить следующие стратегические планы России а отношении Центральной Азии:

  1.  Внимание на долгосрочную перспективу будет сосредоточено на обладании источниками энергоресурсов в бассейне Каспийского моря и в Центральной Азии. Негативное воздействие в среднесрочной перспективе будут по-прежнему оказывать ситуация в Ираке и Афганистане, конфликты на Ближнем и Среднем Востоке. 
  2. Развитие отношений двустороннего и многостороннего сотрудничества с государствами — участниками Содружества Независимых Государств является для России приоритетным направлением внешней политики. Россия будет стремиться развивать потенциал региональной и субрегиональной интеграции и координации на пространстве государств — участников Содружества Независимых Государств в рамках прежде всего самого Содружества Независимых Государств, а также Организации Договора о коллективной безопасности и Евразийского экономического сообщества, оказывающих стабилизирующее влияние на общую обстановку в регионах, граничащих с государствами — участниками Содружества Независимых Государств. 

    При этом Организация Договора о коллективной безопасности рассматривается в качестве главного межгосударственного инструмента, призванного противостоять региональным вызовам и угрозам военно-политического и военно-стратегического характера, включая борьбу с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ.
  3. Россия будет способствовать укреплению Евразийского экономического сообщества в качестве ядра экономической интеграции, инструмента содействия реализации крупных водно-энергетических, инфраструктурных, промышленных и других совместных проектов, в первую очередь регионального значения. 
  4. Для России значение будут иметь укрепление политического потенциала Шанхайской организации сотрудничества, стимулирование в ее рамках практических шагов, способствующих укреплению взаимного доверия и партнерства в Центрально-Азиатском регионе. 

    Помимо вышеперечисленного, России необходимо понимать, что политика доминирования, доставшаяся ей по наследству от СССР, в Центральноазиатском регионе приведет только к ухудшению дипломатических, политических и экономических отношений. Россия, прежде всего, должна стать привлекательной как государство, как экономический, технологический, гуманитарный, интеллектуальный партнер.

 

2. Механизмы реализации стратегии

В связи с тем, что Россия проводит достаточно прагматичную политику в отношении региона Центральной Азии, на первоочередной план выходят военные и военно-политические механизмы осуществления стратегии в рамках ОДКБ. Сейчас группировки российских войск, военные объекты и базы в Центральной Азии представлены в Таджикистане, Кыргызстане и отчасти в Казахстане. В Казахстане российские военные присутствуют, в первую очередь, на космодроме Байконур (космические войска Российской Федерации), на военном полигоне Сарышаган. Решение задач обеспечения безопасности государственной границы Российской Федерации достигается за счет создания высокотехнологичных и многофункциональных пограничных комплексов, особенно на границах с Республикой Казахстан, — стратегия реализации использования энергетических и природных ресурсов — экономическое сотрудничество и торговля в рамках ШОС, Таможенного союза Россия-Беллорусия-Казахстан и Евразес.

3. Интересы (краткосрочная перспектива)

Очевидно, что поведение РФ в Центральной Азии продиктовано во многом приоритетом краткосрочных интересов. Нежели чем долгосрочной стратегией. Основной ставкой остается военное присутствие, так как это менее дорогостоящий и боле эффективный способ влияния. На современном этапе стратегически важным для Москвы остается необходимость противодействия афгано-исламскому фактору. Размещение военных баз на территории Центральной Азии как нельзя лучше свидетельствует о наличии геополитических интересов России в Центральной Азии. Тем самым, размещая военные базы в Казахстане, Таджикистане, Киргистане, Россия, минимизируя материальные и политические затраты, стратегически закрепляется в регионе.  — Сегодня, помимо военных интересов, на передний план выходят экономические. Россия, перестав доминировать в экономическом плане в Центральной Азии, вынуждена отставать свои интересы, имея в виду экономической присутствие ряда других стран, прежде всего США и КНР. Центральная Азия является для сырьевой базой и рынком сбыта. — Кроме того, Россия продолжает демонстрировать заинтересованность в транспортировке энергоресурсов региона. Для нее, как и для других стран, участвующих в освоении нефтегазовых месторождений, строительстве, эксплуатации трубопроводов, транспортировки энергоресурсов является не столь экономическим, сколько политическим вопросом, в первую очередь через призму обеспечения эффективного контроля над развитием ситуации в регионе.

4. Механизмы реализации интересов

Механизмом реализации военных интересов служит размещение российских военных баз на территории Центральной Азии, а также поставки оружия, например, в Афганистан. — Что касается экономических интересов, то Россия является активным участников таких организаций, как ШОС и ЕврАзЭс. — Освоению энергоресурсов Центральной Азии способствует открытие новых месторождений (Каспийское море), строительство и прокладка трубопроводов.

5. Угрозы

  1. Вмешательство США, которые стремятся вывести регион из-под влияния России и перекроить его карту в соответствии с геополитическими концепциями «Большого Ближнего Востока» и «Большой Центральной Азии». В отношениях России со странами Центральной Азии влияние США является «абсолютно негативным фактором». 
  2. Диспропорции в уровне социально-экономического развития между Россией и центрально-азиатскими государствами, в результате которых «жители бедного юга едут на более развитый север». Миграционные потоки влекут за собой нарушение правовых норм, а также бедность тех, кто едет покорять вершины, может привести к социальной деградации и разжиганию национальных конфликтов. 
  3. Порождаемый социально-экономическими проблемами исламский фундаментализм, который, однако, не исходит из Центральной Азии, а сам является для нее угрозой, так как большинство населения региона настроено секулярно. 
  4. Транзит наркотиков, которые через территорию Центральной Азии в огромных объемах идут из Афганистана в Россию. 
  5. Перспективы дальнейшей дестабилизации военно-политической ситуации в Афганистане, представляющие непосредственную опасность для Таджикистана и Узбекистана, а в перспективе — Киргизии, Туркмении, Казахстана и России. Свидетельство тому — начало функционирования «Северной сети поставок» войск НАТО в Афганистане, основной маршрут которой проходит по территории России, Казахстана и Узбекистана. Расценивая присутствие США в регионе как угрозу, эти страны вряд ли разрешили бы транзит натовских военных грузов в Афганистан.

 

6. Конфликтный потенциал. Как Центральная Азия может противостоять России?

Наиболее конфликтным потенциалом обладают отношения Росси и Афганистана. С распадом СССР ситуация резко изменилась в худшую сторону. Свою роль во многом сыграли социально-культурные различия этих двух стран, которые изначально не могли найти точек соприкосновения. С приходом к власти в Кабуле моджахедов, а затем талибов российско-афганские взаимоотношения резко осложнились.

Так или иначе, несмотря на то, кто будет у власти в Афганистане, налаживать дипломатические отношения России придется все равно, так как из этой страны исходят значительные угрозы национальной безопасности РФ. В последние годы ситуация для России осложнилась тем, что Афганистан стал зоной пристального интереса США и их союзников, почувствовавших возможность реализовать свои стратегические цели в этом регионе мира. Утверждение в Афганистане сулит США, точнее американскому и в целом западному бизнесу, а также их партнерам в Азии немалые экономические и сырьевые выгоды.

Пожалуй, самой острой проблемой на сегодняшний день для России остается наркотрафик из Афганистана. Основной поток наркотиков идет в Западную Европу через Россию, немалая часть из них оседает здесь, так что ЕС и Россия занимают соответственно второе и третье место в мире по потреблению героина.

К тому же, немаловажной проблемой для России остается присутствие НАТО в регионе. Операция международных сил под эгидой НАТО в Афганистане началась в октябре 2001 г. в ответ на террористические акты в США, совершенные 11 сентября 2001 г. Вполен очевидным остается факт, что американская военная кампания в Афганистане не решила поставленных перед ней задач. Однако, по-прежнему руководство США настаивает на универсальной значимости миссии НАТО и необходимости поддержки коалиции со стороны России. За 8 лет войны отношение Москвы к афганской кампании НАТО серьезно изменилось от восторженной поддержки до скептицизма. Однако, до сих пор российская политическая элита так и не смогла сформулировать главный ответ на вопрос: насколько выгодно России присутствие в Афганистане иностранных войск и какова должна быть роль Москвы в отношении Афганистана?

Впервые на высоком политическом уровне сотрудничество между Россией и НАТО в Афганистане было приостановлено в августе 2008 г., в ответ на поддержку НАТО прямой агрессии Грузии против Южной Осетии. Тогда впервые был поднят вопрос о различных взглядах Москвы и Вашингтона на развитие ситуации в Афганистане. Сегодня в России формируется принципиально новая, самостоятельная позиция по отношению к операции НАТО в Афганистане и растущему производству наркотиков в этой стране. И, что немаловажно, наша страна находит все больше союзников в этом вопросе в ЕС.

7. Исторические разногласия. Что для России и Центральной Азии навсегда различно?

К историческим разногласиям, прежде всего, нужно отнести культурный и религиозный факторы. Особенности социальной жизни, менталитет, быт, традиции, исторически определенный ход развития событий отличают Россию страны Центральной Азии друг от друга.

Во многом образование СССР стерло границы между русскими и жителями Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Туркменистана, Киргизии. Получив независимость, в республиках образовался культурный синтез своих исторических традиций и советского прошлого. Так или иначе, культурные различия ведут к недопониманию с обеих сторон, что вызывает определенные препятствия и проблемы сотрудничества на долгосрочную перспективу.

Что же касается различий в экономическом плане, то для стран Центральной Азии Россия всегда будет выглядеть как страна, у которой большой экономический потенциал и которая готова предоставить экономическую помощь, хотя такие представления не всегда оправданы. В то же время, опасаясь чрезмерного присутствия России во внутренних делах стран ЦА, они не будут стремиться к близкому экономическому сотрудничеству, дабы сохранить свою независимость в экономическом плане, а станут укреплять взаимоотношения с США и КНР — крупнейшими игроками на мировой арене, для которых Ценральная Азия выступает не только экономически выгодным направлением, но и стратегически важным объектом.

Можно сказать, что различий у России и Центральной Азии гораздо больше, чем сходств.

8. Потенциал сотрудничества. Что Россия и Центральная Азия могут сделать вместе?

Потенциальным партнером для России в Центральной Азии на сегодняшний день выступает Казахстан. Сотрудничество основано на дружественной позиции обеих стран по отношению друг к другу, а также на ряде договоров, заключенных между Россией и Казахстаном ( договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи от 25 мая 1992 г., декларация о вечной дружбе и союзничестве, ориентированном в XXI столетие, от 6 июля 1998 года, договор о коллективной безопасности (ОДКБ). Кроме того, Россия и Казахстан установили безвизовый режим.

В 2007 году казахстанская сторона предложила России рассмотреть возможность создания прямого воднотранспортного соединения Каспийского моря и Азово-Черноморского бассейна, проходящего по российской территории — так называемого канала Евразия. В случае реализации проекта Казахстан может при помощи России получить прямой доступ к международным морским коммуникациям и стать морской державой.

В июле 2010 года начал действовать Таможенный союз Белоруссии, Казахстана и России. По некоторым оценкам, создание Таможенного союза позволит стимулировать экономическое развитие и может дать дополнительно 15 % к ВВП стран-участниц к 2015 году.

Ключевыми факторами, определяющими казахстанско-российские отношения являются все еще остающаяся взаимозависимость хозяйственных связей, общность историко-культурных традиций и, наконец, менталитет. В то же время предстоит привести в соответствие с нормами межгосударственных отношений некоторые вопросы, представляющие взаимный интерес, устранить взаимные претензии, достигнуть компромиссных договоренностей. Несомненно, наличие реальных политических, экономических условий будут способствовать налаживанию хозяйственной связи России и Казахстана. Казахстанская экономика всегда снабжалась сырьем, комплектующими изделиями, полуфабрикатами, товарами народного потребления, машинами, оборудованием, поставляемыми из стран Содружества Независимых Государств, в первую очередь из России. Казахстан и Россию объединяет общая стратегическая цель общественного развития; приверженность демократии служит необходимым условием достижения этой цели. К тому же Казахстан и Россия представляют собой огромный евразийский регион, в котором исторически существовали устойчивые геополитические, хозяйственные, этнические и культурные связи двух стран и народов. Их сближению в наше время способствует ряд важных относящихся к Казахстану геополитических факторов: 

  • — Протяженность границ России и Казахстана составляет свыше 6000 км, это не может не отражаться на укреплении национальной и коллективной безопасности обеих стран. — Обладая крупными минеральными ресурсами, Казахстан создает необходимые условия для развития взаимовыгодного сотрудничества с Россией, которая , в свою очередь, также богата минеральными ресурсами и полезными ископаемыми. 
  • — Учитывая тот факт, что Казахстан является территорией, где проходят крупные торговые и транспортные пути из Европы в Азию, для России это еще одна возможность наладить внешнеэкономические связи не только с самим Казахстаном но и рядом других государств.

Источники

http://www.russians.kz/politics/995193-chto-nuzhno-rossii-v-centralnojj-azii-po-sledam.html
http://www.irex.ru/press/pub/polemika/05/par
http://www.asiaplus.tj/news/1/16119.html
http://www.ia-centr.ru/archive/public_details8048.html?id=883

Стратегия России в Центральной Азии

1.Чем выгодны для России отношения с Центральной Азией?

Находясь в "сердце" континента, Центральная Азия является своеобразными "вратами " в ряду стратегически важных регионов Евразии. На востоке расположены Китай и страны Азиатско-тихоокеанского региона; на юге — Афганистан, страны Ближнего Востока и ряд других исламских государств; на западе и на севере — Кавказ, Турция, Европа, Россия.

Россия еще не имела возможности выработать новую полноценную стратегию в Центральной Азии. Москва следует в большей степени советским стереотипам, оставаясь поглощенной своими внутренними проблемами. Поведение РФ в регионе характеризуется элементом противоречивости, приоритетом кратковременных интересов над долгосрочными. В этой связи, ставки на военное присутствие остаются более приемлемым для России подходом, как менее дорогостоящим (по сравнению, например, с развитием экономических и политических связей) и достаточно эффективным. Предпосылки его предпочтения, возможно, кроются в исторических основах развития российского государства, а именно — в исламско-мусульманской экспансии, которая неоднократно угрожала его суверенитету целостности, распространяя нестабильность вдоль границ.

На современном этапе стратегически важным для Москвы остается необходимость противодействия афгано-исламскому фактору (стоящим за ним определенным силами в ИРП, Саудовской Аравии, также ИРИ). Создание российской военной базы на территории Таджикистана уже однозначно свидетельствует о выборе данного государства в качестве страны для представления российских геополитических интересов в регионе Центральной Азии и вокруг него. Данный выбор вовсе не означает признания Таджикистана в качестве ключевого государства в Центральной Азии, но свидетельствует о том, что эта республика остается звеном в системе региональной безопасности. Россия, исходя из соображений геополитической целесообразности, пользуется удобным случаем, чтобы без существенных материальных и политических затрат, стратегически закрепиться в регионе. Кроме того, Россия продолжает демонстрировать заинтересованность в транспортировке энергоресурсов региона. Для нее, как и для других стран, участвующих в освоении нефтегазовых месторождений, строительстве, эксплуатации трубопроводов, транспортировки энергоресурсов является не столь экономическим, сколько политическим вопросом, в первую очередь через призму обеспечения эффективного контроля над развитием ситуации в регионе. В экономическом плане регион Центральной Азии сейчас не является приоритетным направлением для России. Жизненно заинтересованная в инвестициях , "живых" деньгах, РФ не может быть удовлетворена бартерным характером торгово-экономических отношений с регионом, сложившимся в последнее время. По многочисленным оценкам, в том числе мнению известного французского эксперта проблема Центральной Азии Оливье Ру, российское влияние в регионе имеет тенденцию к уменьшению.

Москва не имеет ни средств, ни желания осуществить неоколониальную экспансию в регионы, также ориентировать военную защиту в случае агрессии извне. Не исключается, что именно по этой причине страны региона вступили в ОБСЕ и развивают связи с НАТО, как бы страхуя себя от "неспособности нежелания" России помочь им в кризисной ситуации. Стремление РФ играть особую роль в отношениях со странами региона, в том числе как гарант стабильности безопасности, продолжает идти в разрезе с тенденцией ослабления российского влияния в Центральной Азии . Сложность социально-политической, экономической ситуации в настоящее время отвлекает Москву от формирования новой стратегии развития отношений с государствами региона, где стержневым моментом, по многим оценкам, могло бы стать именно взаимовыгодное экономическое сотрудничество. Рост понимания российской политической, экономической ,элитой, наличия новых реалий в регионе, координальности произошедших здесь изменений, стремление максимально дистанцироваться от элементов имперского подхода, безусловно, будет продолжать оставаться мощным стабилизирующим фактором геополитической обстановки в Центральной Азии.

2. Механизмы реализации стратегии (от жестких методов до мягкой силы)

Как представляется, подходы к Центральной Азии со стороны РФ будут продолжать в определенной степени основываться на принципе геополитического регионализма, а также стремлении максимально использовать свои внутренние и внешние ресурсы для закрепления в регионе. К сожалению, отдельные факторы будут продолжать демонстрировать выбор непопулярных в современном мире, но действенных инструментов политики, таких как силовой (военный) и идеологический подходы.

Практически все названные факторы проявляют повышенную заинтересованность в транспортировке в выгодном им направлении энергоресурсов региона. Причем, необходимо понимать, что данная стратегия преследует конкретные геополитические цели. Так, контроль за топливно-энергетическими ресурсами и средствами их транспортировки играет все возрастающую роль в определении геополитических позиций той или иной страны.

При анализе и планировании энергетических маршрутов, отдаче предпочтения какому-либо из них, следует отчетливо понимать, что именно их маршрут, как ничто другое будет определять региональные союзы, внешнее влияние и геополитическую ситуацию в Центральной Азии и Евразийском пространстве в целом.

Определенно, что динамичность и устойчивость развития Центральной Азии, возрастание ее ценности для мирового сообщества могут происходить только в условиях сохранения стабильности и геополитического равновесия. Среди приоритетов по улучшению геополитического положения всего региона будет оставаться стремление к нейтрализации неблагоприятных для Центральной Азии процессов: угрозы вхождения стран региона в орбиту влияния держав, вынашивающих какие-либо региональные или глобальные амбиции и, безусловно, распространения идей исламского радикализма.

Одним из главных условий стабильности в регионе является тенденция к дальнейшей внутри- и межрегиональной интеграции и сотрудничеству (в том числе в таких сферах, как проведение согласованной политики в области транспорта и коммуникаций, использования топливно-энергетических и водных ресурсов; усиления внимания к проблеме религиозно-нравственного воспитания населения, борьбы с исламским экстремизмом и др.). Это неоднократно подчеркивалось на саммитах Центрально-азиатского Союза (куда, как известно, входят Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан), в том числе в ходе последнего (г.Бишкек, июнь 1999 г.), а также двусторонних встречах руководителей региона.

3. Интересы. Что хочет Россия от Центральной Азии сейчас?

Если проследить политику России в отношении новых субъектов международного права, то в первую очередь, как представляется, следует отметить, что поначалу Москва основное внимание уделяя решению погранично-территориальных проблем. Именно это направление во внешней политике Китая стало главным и определяющим в начале 90-х годов — периоде зарождения сотрудничества с государствами Центральной Азии.Cследует отметить, что для России, политика по решению погранично-территориальных вопросов с новыми странами была, в первую очередь, эффективным способом обеспечения и защиты своих национальных интересов, а кроме того давала возможность оказывать влияние на них с целью продвижения своих стратегических интересов в этом регионе.

4. Механизмы реализации интересов.

Касаясь политики, роли и места России в этом регионе, необходимо подчеркнуть, что после распада СССР между Москвой и государствами ЦА была сформирована достаточно солидная нормативно-правовая база, которая сегодня регламентирует практически все аспекты и направления многостороннего и двустороннего сотрудничества в сфере безопасности и экономики. Однако существенным недостатком в этом вопросе является слабая практическая реализация договоров и соглашений, которые во многом зависят от уровня политического доверия РФ с каждым из этих государств.

Важно отметить, что на сегодняшний день связи и сотрудничество России с государствами ЦА развиваются по двум основным направления, которые взаимно дополняют друг друга:

  1. на двусторонней основе / наглядный пример — развитие отношений с Казахстаном, 
  2. на многосторонней основе / в рамках ШОС, ОДКБ. ЕврАзЭс/. 

 

Примером этого является договоренность о создании коллективных сил оперативного реагирования /КСОР/. Военное сотрудничество в рамках ОДКБ в настоящее время и на ближайшую перспективу будет вестись по трем основным направлениям:

  1. организация и проведение совместных мероприятий органов управления и боевой подготовки вооруженных сил стран-участниц, проще говоря, все мероприятия по укреплению боевого содружества стран будут планировать и проводить совместно; 
  2. формирование миротворческого контингента Организации; 
  3. разработка нормативно-правовой базы формирования, функционирования объединенной системы противовоздушной обороны /ПВО/.

 5. Угрозы. Чем опасны для России отношения с Центральной Азией?

Центральная Азия с ее огромными природными ресурсами, важным геополитическим положением по-прежнему приковывает к себе особое внимание стран Запада и США, которые стремятся вытеснить Россию и закрепить за собой доминирующее место. Однако существует ряд факторов, которые препятствуют эффективному проникновению Запада. В странах ЦА по-прежнему сохраняется сильное российское влияние — наличие общего информационного пространства, русскоязычной диаспоры и пророссийских национальных элит, сохраняющиеся тесные культурные и экономические связи с Россией. Кроме того, в странах ЦА сохраняются достаточно серьезные проблемы, оставленные еще со времен СССР и до сих пор требующие совместного с Россией решения. Немаловажным является и то, что большинство населения стран региона составляют мусульмане.

6. Конфликтный потенциал и потенциал сотрудничества.

Что Россия и Центральная Азия могут сделать вместе?

Как Центральная Азия может противостоять России?

РФ связана с государствами ЦА сотнями тысяч различных связей, что обеспечивает ей широкие возможности для укрепления своего влияния и позиций в регионе. Однако это не должно привести к "самоуспокоению" Москвы и ограничению своего сотрудничества с ЦА вопросами энергетического и военно-политического характера. России, как представляется, необходимо наращивать активную политику и расширять рамки своего участия в решении наиболее актуальных проблем региона.

Еще одной важной проблемой, в решении которой может участвовать Россия, — это экология, борьба с загрязнением окружающей среды. В частности, вопрос сохранения Аральского моря требует экстренного решения. Москва могла бы занять активную позицию в реализации проекта по переброске водных ресурсов сибирских рек в ЦА, что в будущем, с учетом остроты и нарастающего дефицита воды в регионе, может снять возможные предпосылки для появления "водных конфликтов". Кроме того, необходимо совместно решать проблемы нелегальной миграции рабочей силы, теневых капиталов, развития транспортных коммуникаций, транзита энергоресурсов и т.д. Россия могла бы расширить масштабы оказания странам региона технической и гуманитарной помощи, более активно вовлекать их в мероприятия, организуемые на российской территории, оказывать политическую и организационную поддержку кооперационным и хозяйственным связям между РФ и странами ЦА.

Как отмечал в одном из своих выступлений президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, "ЦА — один из потенциальных конфликтогенных регионов. Конфликты в перспективе могут проявиться и внутри региона, и вокруг него, в том числе из-за территории, водных и богатейших природных ресурсов".

Для государств этого региона ближайшие несколько лет /по некоторым прогнозам 8-10 лет/ должны стать определяющими в плане их полного интегрирования в мировую экономическую систему, либо они по-прежнему останутся в качестве сырьевых придатков ведущих мировых держав и транснациональных компаний. В настоящее время руководители стран ЦА все более отчетливо осознают необходимость объединения ресурсов, создания эффективной и взаимосвязанной экономики, совокупный потенциал которой позволит получить признание мировой экономической элиты и обеспечить значительный рост благосостояния населения.

7. Исторические разногласия.

В целом несмотря на позитивные моменты в развитии интеграционных процессов стран ЦА, остается ряд острых нерешенных проблем, которые тормозят поступательный процесс и усиливают внутренние противоречия. До сих пор отсутствует четкий механизм реализации принимаемых решений. В сотрудничестве стран региона и РФ, так же, как и в рамках СНГ, ЕврАзЭс, ОДКБ, наблюдается несовпадение позиций государств по отдельным аспектам развития интеграционных процессов. Некоторые принимаемые документы носят общий, рекомендательный характер. К числу острых нерешенных проблем относится вопрос использования водно-энергетических ресурсов в регионе, что вызывает трения между странами ЦА, в частности, Узбекистаном, Киргизией и Таджикистаном. До сих пор остается нереализованным проект создания Международного транспортного консорциума, что весьма затрудняет формирование единой транспортной политики, эффективное развитие транзитного потенциала центральноазиатских государств.

Тормозит процесс сближения и развития и все еще сохраняющийся различный уровень экономического развития стран ЦА. Различия в темпах и масштабах экономической либерализации мешают расширению и увеличению объемов взаимной торговли, преградой на этом пути также являются и различия в формах и методах экономических преобразований. К числу проблем следует отнести неурегулированную миграцию населения региона.
 

Стратегия России в Южной Азии

Население стран Юго-Восточной Азии в общем составляет более чем 590 миллионов человек. Что касается экономических показателей, то совокупный объем ВВП составляет 1.491 триллионов долларов США, внешнеторговый оборот же – 1.521 триллиона. Мы можем так же судить о достаточно высоких темпах экономического роста региона Юго-Восточная Азия. В этой связи вполне логичным представляется наличие у Российской Федерации внешнеполитического интереса по отношению к странам данного региона, во всяком случае интереса в той области, которая касается и предполагает совместное развитие таких направлений, как атомная энергетика, сфера освоения космических пространств, нанотехнологии, а так же, пожалуй, наиболее важное – военно-техническое сотрудничество.

Во всяком случае, что касается последних десятилетий, то азиатское направление составляет одно из приоритетных мест в вопросах военно-технического сотрудничества Российской Федерации. Главными стратегическими партнерами в АТР для нашей страны являются Индия и Китай, что же касается других стран региона юго-восточной Азии, то в период начиная с 2003 года наибольшая доля заключенных Российской Федерацией контрактов пришлась на такие страны, как Малайзия, Индонезия и Вьетнам. Совокупный объем идентифицированных контрактов на поставки российского вооружения в эти страны в 2003 г. превысил 1,6 миллиардов долларов США.

Если говорить в частности об Индии, то долгосрочными перспективами для России здесь можно обозначить несколько основных направлений, уже упомянутых выше. Это сотрудничество в военно-технической сфере, кооперация в сфере энергетики с обязательной при этом ядерной составляющей, а так же высокие и нано- технологии. Для того, чтобы достичь своих целей в данной области России необходимо учитывать множество факторов.

Например, это то, что в 90-е годы отношения России и Индии несколько ухудшились. Считается, что это связано в некоторой степени с произошедшей переориентацией внешнеполитических интересов нашей страны в сторону стран Запада, а так же и с некоторыми другими факторами.

Во-первых, форсированной деиндустриализацией России, обвальным сокращением влияния научно-технологического уклада и олицетворяющих его производительных сил в экономике нашей страны. В то же время Индия, начавшая свои преобразования синхронно с российскими, направила реформы по прямо противоположной траектории. Главные ориентиры индийских реформ - это полная индустриализация хозяйства, "сайентификация" экономики, укрепление единого экономического пространства за счет сознательного развития горизонтальных связей, полноценное включение в него индийской глубинки. Логика реформы и достигнутые на пути модернизации осязаемые результаты предопределили заинтересованность индийской экономики в товарах с высокой долей добавленной интеллектуальной стоимости, инновационных услугах, "продвинутых" технологиях мирового уровня. Расхождение в характере развития и привело к практическому сворачиванию двусторонних экономических связей. Сегодня для нас структура товарооборота имеет невыгодный характер.

Во-вторых, негативную роль сыграл демонтаж в России системы государственного интервенционизма во внешнеэкономических связях. Как следствие - резкое снижение доли машинотехнической продукции и автоматическое относительное увеличение роли сырьевых товаров в российском экспорте, видоизменение фактора военно-технического сотрудничества, которое при правильной постановке дела может значительно увеличить объем и повысить качество торговли.  В результате, с одной стороны, произошло углубление сырьевой ориентации российской экономики (отечественная машинотехническая продукция на Западе неконкурентоспособна), а с другой - утеряны многие традиционные для нашей промышленности рынки на Востоке, в том числе в Индии.

В-третьих, фактически произошла деинституционализация системы двусторонних торгово-экономических отношений. Причина - сознательная переориентация внешнеэкономических связей России в западном направлении. В результате, с одной стороны, произошло углубление сырьевой ориентации российской экономики (отечественная машинотехническая продукция на Западе неконкурентоспособна), а с другой - утеряны многие традиционные для нашей промышленности рынки на Востоке, в том числе в Индии.

В 2000-2005 годах российско-индийские экономические отношения несколько оживились. Однако, по оценкам специалистов двух стран, положительные тенденции связаны лишь с более полным использованием накопленного потенциала. Для прорыва же в двусторонних отношениях (подобного тому, какого добились США и Китай) Россия должна задействовать весь потенциал возможностей государства и личной инициативы российских предпринимателей.  Для развития торговли существуют два основных пути. Либо за счет взаимодополняемости экономик, либо за счет сходства задач, решаемых странами-партнерами в процессе модернизации (по подобному сценарию развиваются отношения между Индией и Китаем). Когда речь идет об Индии, для России второй путь представляется более предпочтительным. Поэтому для развития наших двусторонних отношений до уровня, сопоставимого с интенсивностью связей Индии с ведущими странами мира, нам необходимо четко понимать, какова сегодня индийская долгосрочная стратегия. Суть этой стратегии - "Индия: видение-2020" - вкратце такова: после более чем десятилетия успешных экономических реформ индийцы возвращаются к идеям квалифицированного государственного интервенционизма, который используется как компенсатор дефектов рыночных механизмов, в частности, в стимулировании высокотехнологичных укладов хозяйства. Парламентские выборы 2004 года и формирование правительства архитектора экономических реформ Манмохана Сингха, по-видимому, свидетельствует о зарождении новой административной концепции, включающей перемещение центра власти от традиционных публичных политиков к интеллектуалам-профессионалам. Они способны воспринимать общество и "сверху", и "в целом", умеют в повседневных преобразованиях видеть контуры грядущего облика своей страны, ее положения в глобальной иерархии. И не исключено, что именно Индия станет пионером внедрения инновационных технологий управления сверхсложными общественными системами.

Если в планы Российской Федерации входит выведение двусторонних отношений на новый уровень, то для этого требуется постоянная работа в этом направлении (надо помнить, что в последние двадцать лет наше физическое и информационное присутствие на индийском рынке кардинально сократилось), а фактор "стихийности" был сведен к минимуму. За последние пятнадцать лет индийцы стали значительно более требовательными к потенциальным внешнеторговым партнерам. Неудивительно, что сегодня индийские предприниматели нередко сетуют, что в России нет твердых, институционально закрепленных правил внешнеэкономической деятельности, и это сдерживает развитие бизнеса между негосударственными компаниями. Особенно их интересует, как в России взаимодействуют между собой государство и частный бизнес во внешнеэкономической сфере. Восстанавливая нарушенные экономические связи с Индией, Россия должна ориентироваться на структуру товарооборота с этой страной таких государств, как США, Япония и Китай. Наша торговля сырьевыми товарами должна быть подчинена решению двух задач: укреплению политических позиций России в Индии и модернизации отечественного ТЭКа. В принципе, обновленная модель российско-индийских отношений может стать образцом того, как Россия преследует свои цели на рынках динамично развивающихся стран. Добившись успеха здесь, мы сможем распространить подобный опыт на другие страны. Не добившись этого успеха, мы вряд ли сможем рассчитывать на серьезный прорыв в отношениях с другими государствами. 1

Что касается Индонезии, то началом сотрудничества России с этой страной в военно-технической сфере можно считать подписание контракта на поставку партии истребителей Су-30 в 1997 г. Даже не смотря на тот факт, что сделка в конечном итоге так и не состоялась по причине разразившегося в те годы в Индонезии экономического кризиса, мы все же можем с большой долей вероятности считать ее своеобразной точкой отсчета. 

В 2001 году Военно-воздушные Силы Индонезии повторно выразили свое желание закупить эскадрилью российских многоцелевых истребителей-бомбардировщиков Су-30. Заключение контракта на приобретение боевой российской летной техники, по словам командующего ВВС Индонезии маршала авиации Ханафи Аснана, должно было служить, в том числе, цели диверсификации источников поступления вооружений и снижения уровень зависимости Индонезии в оборонной сфере от западных поставщиков, прежде всего от США. Важно заметить, что Индонезия с самого начала сотрудничества наших стране проявляла интерес не только к традиционно основной продукции российского военного экспорта – авиатехнике, но и к военно-морской ее составляющей. В этом контексте структура российско-индонезийских контрактов несколько отличается от сотрудничества России и Малайзии, где преимущественно развивается сфера авиатехники.
Так, в апреле 2003 г. «Рособоронэкспорт» провел переговоры с индонезийской стороной о закупке Джакартой продукции петербургской судостроительной фирмы «Алмаз». Особый интерес был проявлен к десантному кораблю на воздушной подушке (ДКВП) «Зубр», патрульным кораблям и платформам на воздушной подушке. Кроме того, Индонезия прислала заявку на поставку корветов проекта 20382 «Тигр» и катеров проекта 12300 «Скорпион».

В июне 2007 г. «Рособоронэкспорт» и ВМС Индонезии подписали рамочный контракт о намерениях по строительству двух корветов. Контракт предусматривал строительство в Испании корпуса на базе российского корабля проекта 20382 «Стерегущий» с последующим оснащением его в Санкт-Петербурге российским вооружением. В сентябре 2007 г. объявлено о подготовке контракта по поставке в Индонезию двух подводных лодок «Кило». Однако летом 2009 г. Министерство обороны Индонезии объявило о решении отложить до 2011 г. запланированное приобретение подводных лодок для ВМС из-за ограниченных средств.

Военный бюджет Индонезии на 2009 г. был определен в объеме около 3,2 млрд долларов США, что составляло 0,68 % ВВП – самый низкий показатель в регионе Юго-Восточной Азии. Запланировано увеличение расходов на оборону в 2010 г. на 1 млрд долларов США. При этом, если бюджет 2010 г. увеличится до 4,2 млрд долларов, доля расходов на оборону поднимется до 1 % ВВП. Тем не менее, основные программы приобретения, о которых недавно объявило руководство Индонезии, включая подводные лодки, не будут финансироваться в рамках бюджета 2010 г. В 2007 г. в рамках авиасалона МАКС-2007 «Рособоронэкспорт» подписал протокол о вступлении в действие контракта на поставку Индонезии в 2008–2010 гг. 6 истребителей «семейства Сухих»: 3 Су-27СКМ и 3 Су-30МК2. Сумма сделки составила 240 млн долларов США. В рамках контракта 2 истребителя Су-30МК2 были поставлены Индонезии в 2008 г.[11] и 1 истребитель – в 2009 г. 

Важную роль в развитии военно-технического сотрудничества двух стран сыграл российско-индонезийский Меморандум о взаимопонимании по содействию в реализации программы военно-технического сотрудничества на 2006–2010 гг. На его основе была предусмотрена поставка в Индонезию 10 транспортных вертолетов Ми-17, 5 ударных вертолетов Ми-35П, 20 боевых машин пехоты БМП-3Ф[13] . Осуществить данные закупки стало возможным за счет кредита на сумму в 1 млрд долларов США сроком на 15 лет, соглашение о предоставлении которого было подписано во время визита президента В. В. Путина в Джакарту 6 сентября 2007 г. Серьезные коррективы внес в российско-индонезийское сотрудничество экономический кризис, однако учитывая тот факт, что по оценкам экспертов восстановление мировой экономики будет проходить быстрее, чем прогнозировалось ранее, можно предположить, что подписание ряда контрактов, в том числе и на покупку российских подводных лодок, станет возможным уже в 2011 г.2

Таким образом, мы можем говорить о том, что на сегодняшний день в рамках сотрудничества России и стран региона Юго-Восточной Азии сформировалась своеобразная система двух троек.

Первая, большая тройка – Малайзия, Индонезия и Вьетнам – имеет уже достаточно продолжительную историю реализации контрактов по сотрудничеству с Россией в различных областях военного экспорта. Данные контракты, с учетом снижения объемов сотрудничества с традиционными крупнейшими партнерами России в военно-технической сфере – Индией и Китаем, – сыграли важную роль в сохранении объемов российского военного экспорта. Вторая, малая тройка – Мьянма (где Россия уже представлена, но требуется еще закрепление и расширение присутствия на рынке страны), Бруней и Таиланд – представляет собой перспективные направления: здесь России еще только предстоит найти свою нишу. Для дальнейшего плодотворного сотрудничества Россия должна учитывать некоторые особенности региона, в первую очередь, наличие таких сильных конкурентов, как Китай и США. В этой связи необходимо помнить о плюсах и минуса позиции каждой из сторон. Так, влияние США, традиционно воспринимаемых рядом государств региона (Филиппины, Таиланд, Сингапур) в качестве гаранта стабильности, обеспечивающее противовес влиянию Китая, за последнее десятилетие ослабло. Это связано помимо прочего и с тем, что США увязли в Афганистане и Ираке.

Кроме того, после нескольких кризисов (кризис в Восточном Тиморе, азиатский экономический кризис) конца 1990-х ряд стран региона (Малайзия, Индонезия) проводят курс диверсификации источников экспорта, снижая зависимость от американских вооружений. В данном контексте России необходимо максимально эффективно выстраивать свою стратегию, чтобы использовать сложившееся положение усиления позиций на рынке Юго-Восточной Азии, иначе это сделает Китай.

Что касается конкуренции со стороны Китая, то весьма любопытным фактом является то, что партнерские отношения, выстраиваемые Россией и Китаем в течение последнего десятилетия, могут служить основой для усиления позиций России в Юго-Восточной Азии. Используя имеющиеся опасения стран региона по отношению к Китаю и определенные позиции в руководстве этих стран, Россия может предложить им более тесное сотрудничество. Особенно в таких областях, как военно-техническая сфера, где, по мнению руководства этих стран, неприемлемо усиление китайского влияния. Создание сервисных центров может стать первым шагом на пути расширения сотрудничества России и стран Юго-Восточной Азии, который благоприятно скажется на имидже России как надежного и долгосрочного партнера стран региона. А уже следующим этапом может стать создание в ряде стран (Индонезия, Малайзия, Вьетнам и др.) совместного с Россией производства, что позволит не только частично снять нагрузку на отечественный ОПК, но и послужит импульсом для НИОКР в оборонной области.

Важно так же помнить о том, что так называемый «Поворот к Востоку» со стороны Российской Федерации  не имеет никакого категорического антизападного аспекта. Для нашей страны вполне традиционной представляется именно многовекторная внешняя политика, это целиком и полностью соответствует ее евразийскому геополитическому положению. Российская Федерация  сейчас стремится восстановить свою геополитическую миссию – быть гарантом, а так же держателем своеобразного равновесия между Западом и Востоком. Российская Федерация  является обширным, огромным евразийским государством, которое соединяет в себе в историческом конструктивном взаимодействии многие великие культуры.

1. Индийские перспективы Росии [Электронный ресурс] \\ URL: http://www.rus-ind.ru/publ/expert1/

2. Военно-техническое сотрудничество России и стран Юго-Восточной Азии с стратегических областях [Электронный ресурс] \\ URL: http://www.dfnc.ru/Voenno-tehnicheskoe-sotrudnichestvo-Rossii-i-stran-Yugo-Vostochnoy-Azii-v-strategicheskih-oblastyah

 
Свежие публикации

Top!