Понедельник, 20 Ноябрь 2017
ПЕРВЫЙ В РОССИИ САЙТ, ПОСВЯЩЕННЫЙ МИРОВОЙ ПОЛИТИКЕ
 
Главная arrow Мировая политика в лицах arrow МУСТАФА КЕМАЛЬ АТАТЮРК

МИРОВАЯ ПОЛИТИКА: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ, ПЕРСПЕКТИВЫ


Дискуссионная трибуна
Мировая политика в лицах
Лидерство в мировой политике
Геополитические доктрины
 
Материалы
Библиотека
Сравнительная политология
Теория Мирового Политического Процесса
Работы студентов и аспирантов
 
Поиск по сайту
Авторизация





Забыли пароль?
Статистика
посетителей: 1294616
МУСТАФА КЕМАЛЬ АТАТЮРК Версия для печати Отправить на e-mail
Понедельник, 21 Февраль 2011

Александр Андреев

МУСТАФА КЕМАЛЬ АТАТЮРК

Среди всех мусульманских стран Турция – наиболее европеизированная, светская страна, член НАТО, и относительно хорошо интегрирована в важнейшие международные структуры. Всеми этими достижениями страна во многом обязана своему национальному герою – Мустафе Кемалю Ататюрку, по праву носящему гордое имя «Отца всех турок». Этим официальным наименованием его надело Великое Национальное Собрание Турции, когда в первые годы новой республики был принят о повсеместном введении официальных фамилий, коих турки до того момента не имели. Свою фамилию Кемаль-паша получил вполне заслуженно. Ведь именно он спас турецкое государство от окончательного исчезновения с политической карты мира. Этот выдающийся человек на заре своей политической деятельности пришел к выводу, что политизированный ислам – серьезнейшая преграда на пути реформ и модернизации страны, и приложил все силы к ее европеизации. Он организовал светскую Турцию, объявив об отделении религии от государства, на протяжении четырех сотен лет бывшего сугубо теократическим. Благодаря этому его без ложного преувеличения можно считать крупнейшим политическим деятелем минувшей эпохи, одним из творцов «нового пути» в политике. Того самого реформистского пути, который к середине XX века позволил открыть новые перспективы большинству стран Юго-Западной Азии, а также играть одну из ведущих ролей в мировом политическом процессе, собственно, нынешней Турции.

Будущий Отец нации родился в 1296 году Хиджры в квартале Ходжыкасым в Салониках, принадлежавших тогда Османской империи, в достаточно патриархальной семье. Точная дата рождения не установлена, поскольку к концу XIX века османы продолжали пользоваться мусульманским лунным календарем, в котором отчет времени определялся исключительно изменениями движений лунных фаз, а не определенным днем. Лишь после того, как решением Ататюрка в стране был введен григорианский календарь, было определено, что годом рождения Кемаля считается 1881. Позднее точной его датой рождения будут упоминать 19 мая – день начала революционной борьбы за освобождение Турции. У Кемаля были веские основания выбрать именно эту дату и с семейной точки зрения: со слов матери маленький Мустафа помнил, что родился весной.

История рода Кемалей насчитывает не одну сотню лет. Согласно отцовскому родоводу, Мустафа происходил из юрюкского племени Коджаджик, представители которого в XIV—XV веках были переселены из Коньи и Айдына в Македонию. Его отец, Али Риза-бей Эфенди, профессиональный военный, дослужился в османской армии до звания старшего офицера, после чего был переведен на должность мелкого таможенного служащего в родном городе, а впоследствии занялся торговлей лесом и пряностями на местном восточном базаре. В 1871 году он женился на крестьянке Зюбейде-ханым из деревни Лангаза, расположенной в окрестностях Салоник. Её семья, несмотря на заурядный социальный статус, являлась одной из уважаемых в своей общине и была известна, в первую очередь, своими богословами и алимами, выступавшими с публичными проповедями на тему трактовки основ магометанства с позиции традиционной исламской теологии.

Именно по желанию грамотной и чрезвычайно набожной матери Мустафа, достигший к тому времени шестилетнего возраста, был определен в школу конфессионально-образовательного профиля «Хафиза Мехмет-эфенди». Учеба в подобном заведении с его жесткими порядками ревнителей древнего благочестия давалась Мустафе, с юных лет отличавшемуся строптивостью и неуступчивостью, достаточно тяжело, но благоговение перед волей матери доминировала над врожденной боевитостью и страстностью личности будущего лидера нации. Вскоре вернувшийся с военной службы в европейских гарнизонах османской армии отец, в полной мере ощутить мятежный дух европейского свободолюбия, пожелал дать сыну также подобие модного тогда светского образования в финансовой сфере.  По воспоминаниям близких, юный Мустафа с радостью воспринял собственный перевод в училище экономистов «Шемси-эфенди» в Салониках. Хотя вскоре после начала учебы Мустафу стали тяготить заурядные будни на бесперспективной в будущем, по его мнению, профессии. Сблизившись с отцом лишь на закате жизненных сил последнего, Кемаль с особым энтузиазмом стал интересоваться особенностями военного искусства. Свободное время он посвящал занятиям по разработке военной стратегии и тактической подготовке, которые осваивал самостоятельно. После смерти отца в 1888 году укрепившееся стремление к военной карьере привело его в начальную военную школу «Аскери-Рюштийе». В последующие годы Мустафа, вероятно, понял значение слов сакраментальной фразы, когда, как говорят, «небо зовёт». Отныне вне гарнизонной жизни Кемаль не мыслил своего существования. Он последовательно прошёл все ступени армейской подготовки вплоть до старшего офицера. В период с 1896 по 1899 год, завершив курс среднего образования в государственном военном лицее Манастыра (ныне Битола), амбициозный и старательный молодой человек продолжил обучение в Стамбульском военном училище, в возрасте 18 лет впервые посетив эту колыбель военного искусства Малой Азии. В этом учебном заведении местный учитель математики Мустафа Сабри-бей за способности и особый склад мышления стал именовать Мустафу вторым именем «Кемаль» (тур. Kemal«Зрелый, Совершенный, Безупречный»). Среди других, невоенных дисциплин, юный слушатель выделял только курсы риторики и филологии учителя французского языка Накиюддин-бек Юджекёка, на занятиях которого студенты получали первое представление о текущей ситуации в мире, слушали лекции о развитии демократии и свободе, могли свободно выражать свое мнение по ряду ключевых вопросов политической науки, что Кемаль всегда особо ценил. Закончив училище в 1902 году в звании лейтенанта, Мустафа направился в Военную академию генштаба в Стамбуле, через три года окончательно освоив все тонкости военного дела и получив погоны штабс-капитана. Аналитические способности дипломированного отныне технолога-инженера позволили Кемалю загодя прозорливо почувствовать приближение ветра перемен в виде грядущих войн начала XX века, которые, впрочем, принесут его карьере лишь грандиозный успех, и будут способствовать росту его личного авторитета сначала внутри страны, а затем и за её пределами.

В последние годы учебы Кемаль активно начал интересоваться политическими процессами, происходящими в Османской империи. Вскоре он примкнул к деятельности тайного общества младотурков «Ватан»  даже был избран членом исполкома движения. Однако в декабре 1904 года по доносу одного из участников группы общество было раскрыто, а офицер Кемаль в числе прочих членов был арестован. Но на судьбу Мустафы положительно повлияла внутренняя нестабильность внутри Османской империи. Стареющий султан Абдул-Хамид II уже не мог противиться усилившемуся влиянию младотурков в армии, поэтому вскоре Кемаль, поддержавший поначалу реформы младотурков, избежал пожизненного заключения. Вместо этого он был направлен на службу в Дамаск, а в 1907 году был даже повышен в звании и получил новое направление в город Манастыр, который впоследствии станет кузницей офицерских кадров для будущей революции под руководством Кемаля. тайно занимаясь , он познакомился с выдающимися военными деятелями той эпохи – Ахмедом Нияз-беем (будущим Энвер-пашой) и Ахметом Джемаль-пашой. В Монастыре вместе с единомышленниками Мустафа Кемаль в период между 1904–1908 годами создал тайные общества по борьбе с коррупцией и местничеством в армии. Амбициозный штабс-капитан планировал в дальнейшем распространить действие этих движений в других османских гарнизонах по всей территории империи. Таким образом в армии формировалась главнейшая опора будущей кемалистской революции. 

Вскоре после свершения младотурецкой революции 1908 года Кемаль разочаровался в политике младотурков, посчитав её крайне неэффективной и несамостоятельной. Произошел раскол внутри подпольного офицерского движения: Кемаль предпочёл также разорвать связи с бывшими единомышленниками, обвинив их в предательстве идеалов революционных изменений (например, Энвер-паша являлся ярым сторонником германской военной доктрины) и стремлении к установлению военного режима.

Стремление к лидерству заставило Мустафу Кемаля перейти в организацию «Единение и Прогресс», которая в ходе младотурецкой революции активно участвовала в оппозиционном движении. Растущая популярность занявшегося политикой провинциала и его независимая позиция по серьезным вопросам политического устроения будущего общества всё больше беспокоили верхи младотурков. Стремясь любыми путями отдалить его от текущих политических преобразований и вместе с тем не вызвать реакции на арест популярного в массах подполковника, летом 1909 года правительство принимает решение откомандировать его во Францию. Беспокойные события вокруг шатающейся Османской империи позволили Мустафе Кемалю наконец проявить свой незаурядный талант умелого стратега и блестящего полководца, проявляя присущее ему умение и настойчивость: он участвовал в итало-турецкой и обеих Балканских войнах, пребывал на Сирийско-Палестинском фронте, а после успешной операции на Чанаккале против франко-британского флота его официально стали именовать  «Спасителем Стамбула». Его личная популярность уже во много раз превышала популярность правительства младотурков. Канун Первой мировой войны окончательно предопределил крах внешней их политики. Германия, получившая благодаря сотрудничеству с младотурками контроль за военной машиной, экономикой и политикой страны османов, назначает перспективного офицера командующим дивизией 1-й армии, оборонявшей проливы и столицу империи от войск Антанты. После занятия Галлиполийского полуострова Кемаль энергично приступает к организации оборонительной войны против союзников, лично руководит сражающимися на западном направлении обороны. Хотя в битве при Дарданеллах погибло около 230 тысяч турок, дальнейшее продвижение англо-итало-французских войск вглубь страны было приостановлено. Этот эпизод получил в историографии широкую известность; крылатыми стали слова Мустафы Кемаля: «Я не приказываю вам наступать, я приказываю вам умереть!». В 1916 году он воспроизведен в дивизионные генералы и получил титул паши, став одним из первых выходцев из низов, получившим это звание. В 1918 году после заключение Мудросского мира война для Османской империи оказалась проигранной: оба пролива оставались открытыми для прохода иностранных судов и в дальнейшем подвергались оккупации вместе со столицей страны Стамбулом. После свержения правительства младотурков и эвакуации немцев дни независимости для империи был сочтены. Во время, пока Кемаль безуспешно пытался склонить султана Мехмеда VI к противостоянию с союзниками, Антанта уже оккупировала две трети территории страны. В знак протеста против бездействия властей Кемаль-паша оставляет руководство армией и уезжает вслед за немцами на лечение в Вену. На деле же он понимает: война проиграна окончательно и, стремясь не потерять авторитет в войсках подписанием капитуляции, решает демонстративно «хлопнуть дверью» заранее, обвинив политических противников в измене.

Кемаль протестует против международного унижения нации и полного разоружения, а для себя как для состоявшегося политика решает лично возглавить растущее национально-освободительное движение турецкого народа во главе с представителями интеллигенции, торговой буржуазии и частью верных курсу генерала офицеров. Сопротивление оккупантам приобретало в Анатолии стихийный характер, и единственным средством его сдерживания оставалась расквартированная на местности в Самсуне 3-я армия.  Кемаль, демонстративно отказавшись от титула паши, назначает себя инспектором этой армии, следуя взятому курсу на демократизацию армии и в то же время стремясь сохранить контроль над ситуацией. Предприимчивый генерал организовал I Съезд «Общества защиты прав народа», на котором он становится председателем Исполнительного комитета движения за освобождение. 22 июня 1919 года комитет переезжает в Амасье, где публикуется циркуляр под названием «Независимость народа будет спасена по воле и решению самого народа». Вслед за этим состоялся Сивасский конгресс (4 – 11 сентября 1919 года). Мустафа Кемаль, обеспечивший его созыв и законотворческую работу, таким образом определил пути спасения Отчизны. 27 декабря 1919 года Мустафу Кемаля с ликованием встретили жители Анкары, ведь после оккупации Стамбула английской морской пехотой и разгона стамбульского парламента Кемаль 23 апреля 1920 года созывает в Анкаре собственный парламент, именуя его Великим Национальным Собранием Турции. Сам лидер революции был избран председателем Парламента и главой правительства. ВНСТ поддержало программу спасения Родины, инициатором которой выступил Кемаль, и начало претворять в жизнь законы, направленные на успешное завершение Национально-освободительной войны. Выражая волю народа, подчеркивалось, что новый меджлис обладает высшим законодательным правом, Турция должна стать светской республикой, ее президент избирается ВСНТ – всё это были давние идеи Кемаля. Ни одно из озвученных заявлений не устраивало ни Антанту, ни султана и его правительство, ни высшее духовенство. Шейх-уль-ислам объявил освободительное движение мятежом, а его лидеров шариатский суд заочно приговорил к смерти. В ответ генерал наделил Великое Национальное Собрание чрезвычайными полномочиями во всех сферах управления страной, особо оговорив первостепенное значение внешней политики. Кемаль видел необходимость поддержки со стороны враждебных Антанте государств. Хотя сам он был наиболее ярым апологетом антикоммунизма, он все же сумел поставить интересы страны выше собственных политических амбиций. Кемаль отправил председателю российского Совнаркома В.И. Ленину письмо с предложением установить дипломатические отношения между новой Турцией и Советской Россией. В Малую Азию после установления дипотношений с секретной миссией подготовки вооруженного наступления на Стамбул вылетала группа большевистских военных инспекторов во главе М.В. Фрунзе. Известно, что в годы непродолжительного сотрудничества большевистское правительство голодающей России выделило правительству Кемаля более десяти миллионов рублей золотом, так необходимых генералу для политической победы внутри страны.

Между тем, опасаясь усиления влияния местной Коммунистической партии после установления власти Советов по всему Закавказью, в январе 1921 года, Кемаль счел за благо потопить двигавшийся к берегам его государства шхуну с руководителями Компартии Турции во главе с М. Субхи, после чего симпатии между турецким и советским руководством впредь не возникало. Генерал решительно проявил себя и во время гражданской войны: действуя в условиях оккупации Стамбула, Мустафа Кемаль сумел преобразовать разрозненные партизанские отряды в регулярные войсковые подразделения, а верхушку новой армии составил из подготовленных и проверенных людей, заменив представителей монаршей гвардии. В сентябре 1921 года ВСНТ приняло закон о создании судов независимости, которые жестко карали дезертиров и мародеров на контролируемых территориях, зачастую не стесняясь в используемых методах, одобренных лично генералом. Вообще, в способах подавления инакомыслящих фантазия нового лидера была поистине безгранична: к лету 1921 года по всей стране была закрыта любая оппозиционная кемалистам печать, ликвидировано разрозненное басмачество и бандитизм зарвавшихся уголовников времен революционной неразберихи, исчезли последние представители оппозиции и из Народного Собрания. Апогеем популярности Мустафы внутри стал грандиозный, но по-прежнему неоднозначный триумф времен Второй греко-турецкой войны 1919 – 1921 годов. Стремясь любой ценой вернуть отторгнутые после Первой мировой войны территории у Греции и Армении, турецкие власти использовали методы ведения войны, запрещенные международными правилами. Показательным стал эпизод сожжения г. Смирны в греческой Фракии 9 сентября 1921 года, ранее принадлежавшей османам, а в те времена плотно заселенной армянами, евреями и греками. Сам Кемаль обвинял в сожжении города греков и армян, а также лично митрополита Хризостома, в первый же день вступления кемалистов погибшего смертью храбрых в толпе терзаемых христиан. Стоявшие в бухте военные корабли стран Антанты получили строжайший приказ не вмешиваться в греко-турецкий внутренний конфликт. Известно, что днем 13 сентября, наблюдая за затухающим пепелищем разрушенной, но всё же возвращенной под власть Турции Смирны, Кемаль сказал: «Перед нами отныне очевидный знак того, что страна очищена от предателей-христиан и от иноземцев в виде иностранных войск. Отныне Турция принадлежит туркам!» После этой победы, несмотря на оглушительный шквал международного осуждения, 5 октября ВСНТ пожаловало Кемалю как герою войны и лидеру нации звание маршала Республики и титул «Гази». Спустя год полководческий талант вновь пригодился: после блестящей победы при Думлупынара войска Турции вступили в Измир в Восточной Анатолии, а после Муданийского перемирия к стране вернулась ее историческая область Фракии, отторгнутая по итогам Версальского мира.

Победа на фронте выдвинула на первый план проблему политической власти в стране. В Парламенте огромное влияние по-прежнему сохраняла чалмоносная оппозиция – духовенство, объединившееся с оставшимися султанскими чиновниками и реакционно настроенными офицерами. Все они в один голос обвиняли Кемаля в установлении диктатуры. 1 ноября 1922 года решением последнего халифат и султанат были отделены друг от друга, что автоматически повлекло ликвидацию султаната в стране. Мехмед VI бежал за границу, что стало разрывом всех связей с монархическим прошлым Османской империи, контролирующим страну с незапамятных времен. 13 октября 1923 года с подачи Мустафы Кемаля была введена республиканская система правления, а 30 октября было создано первое республиканское правительство. Сам Кемаль, в то же день избранный Парламентом первым президентом Турции, неизменно переизбирался на этот пост каждые четыре года вплоть до своей кончины в 1938 году. После своего триумфального избрания Кемаль посчитал, что с прежним составом Национального Собрания как с конструктивной политической силой продуктивной работы не получится. Он решает создать в Парламенте собственную сильную партийную опору – первую в стране Народно-республиканскую партию, неизменно побеждавшую на всех выборах в стране вплоть до военного переворота 1950 года.

Стоит отметить, что именно военная победа над интервентами позволила кемалистам обеспечить стране право на дальнейшее преобразование и модернизацию турецкого общества и государства. Чем больше кемалисты упрочивали свои позиции, тем чаще они заявляли о необходимости европеизации и секуляризации. Первым условием модернизации было создание светского государства. 29 февраля 1924 г. состоялась последняя традиционная церемония пятничного посещения последним халифом Турции мечети в Стамбуле. На следующий день, открывая очередное заседания ВНСТ, Мустафа Кемаль произнес обвинительную речь по поводу векового использования исламской религии в качестве политического инструмента, потребовал вернуть её истинное предназначение, решительным образом спасти «священные религиозные ценности» от «враждебных целей». 3 марта на заседании ВНСТ были приняты законы об отмене в Турции шариатского судопроизводства, передача вакуфного имущества в распоряжение создаваемого генерального управлениями вакуфами. Также предусматривалась передача всех научных и учебных заведений в распоряжение министерства просвещения – таким образом был сделан первый шаг к формированию унифицированной светской системы национального образования. Причем указанные распоряжения распространялись и на иностранные учебные заведения, и на школы национальных меньшинств. В 1926 г. был принят новый Гражданский кодекс, где устанавливались буржуазные светские принципы гражданского права, определялись понятия собственности и т.д. Кодекс был переписан с текста швейцарского гражданского кодекса, тогда самого передового в Европе. Таким образом ушёл в прошлое Меджелле –  свод османских законов, по которому страна жила без малого четыре сотни лет.

Идеология, получившая наименование кемализма, доныне считается официальной идеологией Турецкой республики. Она включала в себя шесть основополагающих пунктов, впоследствии закрепленных в Конституции 1937 года: 1.республиканизм. 2. национализм. 3. народность. 4. лаицизм (светский характер государства). 5. этатизм (ведущая роль государства, прежде всего в экономике). 6. революционность (под ней понималось, прежде всего, вестернизаторство и борьба с пережитками традиционного общества). Национализм рассматривался как база режима, с ним был тесно связан принцип «народности» провозглашавший единство турецкого общества и межклассовую солидарность внутри его, а также суверенитет народа и ВНСТ как его представителя. Лозунгом внутренней политики для Ататюрка и его последователей стала фраза: Я счастлив, когда я говорю: «я турок!». Это высказывание и сегодня можно встретить на стенах, памятниках, фасадах государственных учреждений, рекламных щитах и даже на горах. Сложнее обстояло дело с религиозными меньшинствами, которым Лозаннский договор гарантировал возможность создавать собственные организации и учебные заведения, а также пользоваться национальным языком. Однако Ататюрк не был намерен серьезно исполнять эти пункты. Была начата кампания по насаждению турецкого языка в быту национальных меньшинств под лозунгом: «гражданин, говори по-турецки!». Одновременно печать призывала религиозные меньшинства «стать настоящими турками» и в подтверждение этого добровольно отказаться от прав, гарантированных им в Лозанне на конференции по установлению мира.

В 1937 году Ататюрк подарил принадлежащие ему земли Казначейству, а часть своей недвижимости — мэриям Анкары и Бурсы. Часть наследства он отдал своей сестре, приёмным детям, Турецким обществам лингвистики и истории. Тогда же появились первые признаки ухудшения здоровья, в мае 1938 года врачи определили цирроз печени, вызванный хроническим алкоголизмом. Несмотря на это, Ататюрк до конца июля продолжал исполнять свои обязанности, сохраняя дееспособность. Президент умер в 9 часов 5 минут 10 ноября 1938 года в возрасте 57 лет, в своём дворце «Долмабахче» в Стамбуле. Ататюрк был похоронен 21 ноября 1938 года на территории музея этнографии в Анкаре. 10 ноября 1953 года его останки были торжественно перезахоронены в мавзолее «Аныкабир».

При преемниках Ататюрка сложился его посмертный культ личности, напоминающий культ основателей многих независимых государств XX века. В каждом городе имеется памятник Ататюрку, его портреты присутствуют во всех государственных учреждениях, на банкнотах всех достоинств и т.п. Был принят закон, согласно которому особого рода преступлением признано осквернение изображений Ататюрка, критика его деятельности и очернение фактов его биографии. Кроме того, запрещено дальнейшее употребление в качестве фамилии именование Ататюрк. До сих пор запрещена публикация переписки Кемаля с женой, как придающая образу Отца нации излишне “упрощённый” вид.

Комментарии посетителей сайта

Комментариев пока не добавлено

 
Свежие публикации

Top!